Перейти к содержимому



Фотография

NOT: История ников, собранная по закоулкам вселенной, и даже за её пределами.. Опционально, каждый отписавшийся может услышать историю своего ника.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 233

#221 Буревестник

Буревестник

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:07

funt ogurcov или Фунтелло Огурчелло Король Историй. Полное жизнеописание. А также повествование о его Спутнике, надежном и отважном спутнике Бухгалтере В.Пуха, для пущей красоты слога, именуемого как просто Бух.

 

Начало или Кило Пинков и Чик Насвая.

 

Молодость Фунта Огурцов протекала на задворках планеты Дизелии, по трущобам, тропам, небольшим селениям и прочим захолустьям. Когда-то очень давно у молодого человека был кров, дом, родители, но все это исчезло в пламени нашествия Томпосов и с тех пор он начал бродячий образ жизни. Побывал воровать - едва не убили. Побывал работать - это было скучно. Побывал петь за деньги - едва не убили. Побывал не есть - едва не умер от голода. Но так как парнишка был любознательный, веселый и позитивный, а кроме того имел недюжинную память в один из дней он задумался, как бы это применить?. Кроме того, Фунт (на тот момент он еще не был Фунтом если уж быть совсем честным, он был просто бродяга без имени коих легион) любил слушать истории и умел наблюдать за людьми. И вот, как то сидя на берегу, после того как его изловил некий зверского вида человек кричавший "Я Пьяный Воробей" и навешал тумаков, бродяга без имени, будущий Фунт задумался обо всем об этом. После долгих размышлений, он решил что он вполне может попробовать заработать себе на хлеб своими историями. В конце концов, если не получиться варианта всего 2: или убьют, или голодная смерть, скучно точно не будет.

 

В первом же попавшемся на пути городке, который назывался "Купи Продай", сказитель вошел в большой чертог именовавший "Питейное Заведение", взобрался на табурет и начал историю своих странствий. Жирные пирующие купцы и купчихи слушали брезгливо, с недовольными лицами, купеческая же челядь прониклась чуть большим интересом, но смотрела злорадно, как бы говоря "хорошо, что мы избежали такой участи!" В конце концов оборот истории с Купцом и Куском Хлеба, которую рассказывал глотавший слюнки бродяга-сказитель пробудили некие воспоминания в одним купчине, и зарычав тот с размаху бросил плохо обглоданную кость в сказителя. Будущий Фунт испуганно пискнул, однако поймал кость и быстро сунул её в карман, после чего попытался ретироваться из помещения, но был схвачен за шею другим купцом и нещадно бит под общий хохот. Так будущий фунт задумался о том, что наверное единственная плата на которую он может расчитывать, это Кило Пинков. Так себе имечко для Сказителя! Когда жирные купцы выдохлись и срыгивая и утирая жирные пальцы о халаты разошлись, фунт бросился вон из "Питейного Заведения". На ходу он сделал вывод, что в сущности можно прокормиться даже на плохой истории - на кости было еще достаточно мяса для сытного ужина. Тут распахнулась дверь "Питейного Заведения" из двери вышел крупный охранник, сказитель наложил было уже руку на карман с костью, собираясь бежать. Но охранник лишь хмыкнул и сказал.

 

- Ну это, ничего у тебя получается. Я тоже в молодости бродяжил. На вот.

 

И отсыпал в руку сказителя Чик Насвая. Так юный бродяга сказитель понял, что это первая его официальная плата за истории, и получил свое первое прозвище, которое он получил из человеческих рук добровольно. По сути Кило Пинков купцы конечно тоже выплатили добровольно, но вопреки желанию самого будущего Фунта. После этого он решил не останавливаться на достигнутом, но даже более того, принял решение совершенствоваться в этом нелегком ремесле.

 

Веселая жизнь, или похождения по городам и весям Куском Сырков.

 

Стоит отметить, что этап данного жизнеописания - промежуток жизни который Фунт определял себя как Куском Сырков лежит где-то довольно далеко от первой платы за рассказаные истории, и довольно далеко от того момент, когда Фунт превратился в полновесный Фунт Огурцов. А между Килом Пинков и Куском Сырков, была целая эпопея жизней и имен. Звали его и Ведро Мешков, потому как за истории заплатили самым ненужным, звали его и Мешок Кишков, так как чета мясников слушала с упоением, но оказалась очень туга на оплату. Порой приходилось становиться и Дровой Досков, Укусом Комаров, Рогами Копытов, Пакетом Кизяков, Понюшкой Табаков, Горсткой Тухляков, Банкой Носков и другими не очень приятными вещами. Тогда же, меняя имена, порой жируя, а порой жуя кожу с сандалей, Кусок Сырков решил кроме всего прочего именоваться скальдом, ибо изречения "сказочник пришел" ему уже изрядно надоело.

 

Однако, чем дольше бродил будущий Фунт по городам и весям, прибавляя синяков, ссадин, ушибов и шрамов к своей не малой коллекции, тем меньше ему хотелось заниматься чем то другим. С каждым разом, с каждой новой историей он видел, как все больше и больше захватывает он внимание слушателей, как от некоторых его историй люди хохочут до слез, а над некоторыми иными плачут как малые дети. О нет, не подумайте плохого! Плата бывала порой и щедрой, от богатых господ и редких интеллектуально продвинутых купцов, сказитель уходил и с золотой монетой, а даже бывало и с двумя.

 

Однако же, эта публика не радовала молодого сказителя. Его истории они слушали как ели свою еду - монотонно и безвкусно, как любили своих многочисленных женщин - устало и обреченно. Если в их глазах и загорался огонек интереса, то ненадолго, а потом взгляд снова завалакивался бельмами скуки и неги. Им было не понять большинства его историй, хоть они и делали вид, что ничто для них не ново и ничем не удивить. Нет, эту публику будущий Фунт презирал. "Так откуда же и зачем брались все его имена?", - спросит любознательный читатель. И действительно, интересный вопрос, на который существует куда более интересный ответ.

 

Легко платить сказителю за хорошую историю, когда ты богат, и вокруг много вещей который ты можешь отдать бродячему скальду, все имущество которого багаж историй, тощая торба на спине, стоптанные сандалии да халат с множеством заплат. Но плата пусть даже ничтожная от тех, кто страдает сам. Плата без договора, а отданная в порыве чувств признательности за интересную историю, это уже что то весьма значимое. Именно таким образом будущий Фунт менял имена, подсаживаясь к ночной стоянке простого люда, большим и указательным пальцем утирая губы и начиная рассказ.

 

И когда он видел, что люди за истории готовы отдать больше, чем они могут позволить себе в данный момент, он решал порой, что его имя вновь сменилось. И даже если отплатить могли лишь глотком холодной воды, Фунт никогда не был в обиде. Он знал, что нашел свой Путь, а что еще надо человеку для счастья? Пожалуй лишь крепкое плечо Друга, который поможет когда оскользнулся на мокрой горной тропке, или увяз по пояс в болоте у "Ак Дракона".

 

О том как Ладонь Кусков (ну вы поняли - будущий Фунт) обрел Друга и насколько этой оказалось полезно.

 

В тот день, раздобревший на жирном харче в городке "Женское Село", вспоминая ручьи слез пролитые его историями, Ладонь Кусков двигался по петляющей лесной тропке и весело насвистывал что то душещепательое. Его путь лежал в большую полумертвую деревню из стекла и хрусталя Твореченск, где должно было состояться состязание поэтов, сказителей, художников и прочей творческой братии за приз - седоголового осла последней модели. С одной стороны Ладонь Кусков не видел острой необходимости в животном, если брать его прямое назначение. Ноги пока слава богу несли исправно, даже можно сказать с молодецкой прытью. С другой же стороны, осел мог быть хоть и молчаливым, но все же собеседником и благодарным слушателем в долгом и длинном пути бродячего сказителя. Куда более благодарным чем к примеру деревья, к которым Фунт порой то обращался с вопросом, то озадачивал гневной тирадой, а то и просто незатейливо поругивал. Да и кроме того, хотелось наконец утереть нос чертовым зазнайкам чахнущим в своем аквариумно-хрустальном мирке и не нюхавшим настоящей жизни.

 

Шел молодой скальд шел и наткнулся вдруг на стоящего за поворотом человека. Отскочив в сторону, Ладонь Кусков ахнул, уж больно странно выглядел сей человек. Одет в хламиду, изрядно потрепанную. На голове капюшон, оставляющий однако открытым лицо. Да что там лицо! Лик. Однако глаза на этом прекрасном лике были укрыты за черной повязкой. А еще, в узловатых перстах незнакомца была зажат очень страшный и тяжелый на вид дрын, имевший однако если приглядеться очертания дорожного посоха.

 

- Эко диво. Ты кто, мил человек? - попытался начать разговор скальд.

 

Но замершая фигура, которая повернулась к будущему Фунту ничего не ответила.

 

- Если ограбление, то все съестное во мне, вся ветошь на мне, а что было в карманах, сквозь дыры вылетело, - все еще с опаской глядя на странную, однако весьма могучую в плечах фигуру, молвил скальд. И немного подумав добавил: - Но если ты просто голоден, то у меня есть в торбе кусок отличной курицы и краюха хлеба. Я честно разделю с тобой свой харч, ибо сам голодал когда-то и знаю что это такое.

 

Снова не получив ответа, скальд собрался было ретироваться и начал медленно пятиться в обратном направлении, когда незнакомец в балахоне возьму да и стукни палкой о земь. Сигнал "Стой!". Делать нечего. Как в армии. Один предупредительный в воздух, а потом и в меня.

 

Фигура покрутила головой, как бы показывая что бояться нечего и в знак примирения положила палку на землю. Потом достала откуда то из недр балахона пергамент, кусочек угля и поманила пальцем бродячего скальда к себе, начав что то царапать на этом пергаменте. Все еще опасаясь таинственного незнакомца, Ладонь Кусков медленно приблизился, опасливо косясь на все части тел незнакомца разом. Все они вместе и каждая по отдельности внушали чувство угрозы и опасности.

 

Приблизившись Ладонь Кусков заметил наконец, что незнакомец что то пишет.

 

- Ты кто такой... - прочитал Ладонь Кусков и тут же ответил. - Я Ладонь Кусков бродячий скальд, острое слово и длинная песнь этого мира. А ты кто таков?

 

Дальнейшее общение проходило посредством пергамента, поэтому для удобства мы озвучим читателю этот диалог.

 

- Я Бухгалтер В.Пуха, барон Торы, однако мало кто знает мое истинное имя. Ты можешь называть меня просто Бух.

 

- Хорошо, хорошо, но раз ты можешь писать, значит ты видишь, зачем же твоя повязка на глазах.

 

- Сейчас, о бродячий скальп...

 

- Да нет же, скальд.

 

- Хорошо, о бродячий скейт...

 

- Скальд!

 

- Как ты пожелаешь. Одним словом я расскажу тебе свою историю. И ты все поймешь. И не перебивай, не мешай и не суетись, ибо пергамент мой не бесконечен.

 

- Глух, нем, внемлю твоей истории, о славный Бух.

 

- Случилось так, что был я некогда юн. Юность моя проходила в имении моего отца - барона Гимназиста фон Торы. Сейчас я с горькой улыбкой вспоминаю свою юность. Те дни дле меня были полны радости, балов, выездов, попоек с друзьями и даже с врагами. Были там и дуэли на шпагах, палках, ножах и бутылках. Но не это оказалось губительно для меня. Случилось так, что я рос очень красивым юношей. Таким красивым, что после моих поездок к юным возлюбленным моих друзей, те переставали быть возлюбленными своих девушек. После поездок к юным женам новых знакомых, я разбивал их браки, казавшиеся крепкими и нерушимыми. Я совсем не стремился к этому, потому что женского внимания мне всегда уделялось очень, очень много. Избыточно много, как я теперь понимаю со скорбью и тоской. Я сводил женщин с ума, стоило мне только появиться у них на виду, ничего не мог с этим поделать, да и честно говоря не очень то и хотел. Это все льстило моей молодой натуре, как ты и сам понимаешь. Так вот, самая печальная часть моей истории начинается с того момента, где я заключил пари. Был у меня один лучший друг, имя которому было Швыд фон Штыц и вот этот молодой, горячий Штыц предложил мне пари. Он сказал, что в десяти баронствах от нас живет прекрасная юная баронесса Фальсификона фон Рюмке, непреступная словно закрытая крышкой крепость и холодная, словно сердце Зимы. В случае выигрыша я должен был получить превосходного, молодого чистокровку редкой в наших краях породы. А проиграв, должен был голый проскакать на своем коне по всему нашему городу. На следующий день я отправился в это баронство, увидел юную баронессу и обнаружил и вправду холодность там, где обычно встречал жар. Так я начал свое покорение. Крепость баронессы держалась невероятно долго по моим тогдашним меркам. Целую неделю. А потом она рухнула. Баронесса воспользовавшись отсутствием в замке барона Рюмке пришла на мое ложе (я гостил в их баронстве) и возлегла со мной. В доказательство моей победы я как и условился взял с баронессы письмо о ласках и объятиях, чтобы якобы перечитывать его каждую ночь пока мы в разлуке и убыл. Письмо понятное дело я показал Штыцу, и когда он его прочел, я понял что он верит, но почему он поверил так безоговорочно, я не знал. Вернее не придал этому большого значения. Я получил лошадь, смеялся над письмами что слала безутешная баронесса фон Рюмке и дальше кутил и прожигал жизнь. Ровно четыре месяца с того самого дня. Пока в поистине черный для меня день, не узнал из письма от барона Рюмке... Баронесса Рюмке повесилась. Также ветер донес невнятные слухи о том, что баронесса была в интересном положении, со сроком примерно в четыре месяца. Каждый из нас хранит свои скелеты в шкафу, каждый. Но этот скелет в моем шкафу оказался не последним. Не прошло и часа, как мой лучший друг Штыц постучался в ворота моего баронства, а едва я его увидел - вызвал меня на дуэль. И такая смертельная злоба и ненависть пылала в его глазах, когда мы бились вечером на шпагах, что я понял - это бой не до первой крови. Бой на смерть. Я должен был умереть, или убить. Я был зол и не хотел умирать, хотя уже не один год я жалею, что шпага тогда не пронзила мое сердце. Штыц был умел, ловок, имел коварный фамильный прием. Но я был лучше. Моя шпага пронзила его сердце. Когда я думаю об этом, я понимаю что тогда моя шпага пронзила не одно - а два сердца. Его и мое собственное. Как бы то ни было, я убил его, а уже позже узнал, что Штыц был безумно, до беспамятства влюблен в баронессу Рюмке, отвечавшей ему лишь холодностью и презрением. Я понял, что с помощью меня он отомстил ей, а потом сам пожалел об этой мести. Как бы то ни было, я убил его. И после была тоска. Отчаяние. И черная, черная бездна раскаяния, которая поглотила меня полностью. Пол года я не покидал своих покоев, пол года не трезвел, справляя мрачную трезину по загубленным мной людям. А потом протрезвел, понял что надо делать. Я дал себе несколько обетов, и пока не исполню их, дорога назад мне заказана.

 

- Что же это за обеты? - дивясь про себя точности с которой рассчитал место на пергаменте для истории воскликнул Ладонь Кусков. Места для обетов осталось уж очень мало.

 

- Обетов немало. Не снимать хламиды черной, не оголять полностью лика своего, дабы не смущать женских сердец. Это моя месть самому себе за баронессу Рюмке и моего не рожденного ребенка. Не раскрывать рта и не издавать ни единого звука, дабы не наделать беды среди людей. Это моя месть самому себе за убийство лучшего другу Штыца. Кроме того, жить жизнь простой, кормиться от умений своих в разном деле, не вредить людям, но только тем, кто не желает умертвить меня, коих повстречалось к слову не мало. Ну и последнее, стать спутником, опорой и другом тому, чьи намерения чисты, и он не несет людям зла. Спутник должен быть встречен мною на пустынной дороге, и вместо удара или плохого слова при виде слепца, а то и попытки обобрать, мой будущий спутник должен предложить помощь, или поделиться тем, что имеет в сумах своих.

 

- То есть, этот спутник как бы я?

 

- Только по твоему согласию, но я бы почел это за честь. Мне интересно то, чем ты занимаешься. Ты несешь радость людям, а это есть хорошо.

 

- Интересно, и зачем мне нужен спутник который не говорит, косит под слепца, да еще и мил с лица? А хотя... Вижу пишешь ты быстро. Да и история твоя, просто шик. Еще раз убеждаюсь что жизнь пишет лучше любого писаки. И так... Уважаемый Бух! Не соблаговалите ли вы записывать всю ту ахинею которую я несу людям? Или проще говоря, не хотите ли стать спутником, опорой и поддержкой одинокому скальду? Клянусь крестом преподобного Инкогнито, из этого действительно что то да и может получиться!

 

- Почту за честь, - был ответ выведенный на самом последнем чистом клочке пергамента.

 

- Ну тогда вперед! Нас ждет осел, которого осталось лишь выиграть.

 

Фунт Огурцов или рождение Короля Историй.

 

Союз Буха и Ладони Кусков оказался и вправду полезен. Как для общей выживаемости вне городов, так и для рассказываемых историй. В Творченске, где скальд так и не смог выиграть осла с седой головой (осла присвоил дервиш Буревестник перепив членов жюри ночью и внаглую умыкнув той же ночью покорное животное еще до начала состязаний), но тем не менее занял первое место, получил в подарок какую-то бесполезную хреновину в золотой оправе, которую тут же обменял на толстый тубус с пергаментом. После этого присутствовавший при каждом сказании Бух записывал все в пергамент, перечитывал и что то подправлял, что то изменял. Как то раз Ладонь Кусков перечитывал записанное и обнаружил много весьма полезных исправлений, интересные яркие мелочи, выхваченные точной рукой молчаливого "слепца". Подозвав своего спутника, будущий Фунт начал корректировать каждую рассказанную историю, как опытный кузнец чувствуя ладонью шероховатости и сколы на своей заготовке раз за разом перековывает заново, а потом точит не зная усталости пока она не заблестит на солнце. И так постепенно все истории Ладони Кусков заблистали новыми фразами, фейерверками острых выражений, зазмеились мастерскими изгибами причудливых сюжетов.

 

Случилось это по дороге в городок Флейм, городок где раньше Ладонь Кусков не бывал, но куда почему-то они решили отправиться с Бухом в этот раз. Шли они шли, отмеряя указанный в верстах путь, когда наткнулись на первый указатель установленный видимо уже Флеймерами. "Три дня поля, три дня лесом, три дня вокруг, четыре ночи в круг, азаз, лалка, запутался, иди короче дальше по дороге прост". Путники переглянулись с непониманием, но все же пошли дальше. Шли, шли, начало вечереть и тут вдруг на дороге показалась баржа. Тащит её куча народа, впереди мужик что твой дом и сзади такой же. Удивились скальд и его спутник. Чудные вещи. Чудные люди.

 

Люди тем временем устало рассаживались у баржи, доставали табачок и закуривали. Ладонь просто не мог упустить момент, заговорщицки подмигнул Буху и взобравшись на кривой, сучковатый пень лихо заговорил:

 

- Спины гнули день деньской! Все, пора кончать с тоской! Я привез историй воз! Одна лучше тут другой! Есть слезливые - для дам, есть про там, тарам-там-там. Есть ужасные, про страхи. Все кончайте охи, ахи. Собирайтесь люди ближе, будет байка, не обижу!

 

Нейтральный и Кыргыз78 усмехнулись, собрали людей в круг и приготовились слушать. И Ладонь Кусков не подвел. Истории лились из его уст одна за другой. Вслед за печальной, сальная. Вслед за смешной, поучительная. А люди слушали открыв рты, забыл об усталости и лишь изредка слышалось бульканье передаваемой по кругу бутылки с чем то жгуче-приятным прозрачным. К слову слушатели были благодарные, стоило вдруг только закашляться скальду, как бутылка моментально оказывалась в его руках и после нескольких живительных глотков рассказ лился дальше. Рассказы лились далеко за полночь, после чего скальд наконец умолк, а делавший небольшие пометки на своем пергаменте Бух (эти истории уже были записаны ранее) наконец смог размять руки.

 

- Порадовал, порадовал, - пробасил Нейтральный пожимая руку скальду. - Слов нет. Чем бы тебе отплатить... Ну как уважаемые, трясите наши закрома, что там есть у кого, все вываливай.

 

Но нечего было вываливать уважаемым из карманов. Долго возились, вздыхали и искали. И наконец, уже в свете зажженного факела, под радостные крики "вот, вот, вот!" мужики притащили что то в трясущихся руках и положили на пень.

 

- Огурцы, - сказал кто-то в толпе. Было слышно как сглотнул говоривший.

 

- Последние, - добавил кто-то еще.

 

Нейтральный подошел, набрал огурцов в свою огромную ладонь и взвесил. Человек был он в таких делах опытный, поэтому сразу заключил.

 

- Фунт. Ровно. И весь фунт твой, уважаемый. Прими этот скромный дар от нас всех. Понимаешь ли, случилось так, что в дорогу нас собирал трактирщик Бола, трюмы забиты водкой, нам её дорогу залить хватит. Так что бери водки столько, сколько унести можешь. А вот еда кончилась вся, только эти огурцы.

 

- А вы как же? Нет, не возьму.

 

- Обидемся, - как то нехорошо, неловко вымолвил стоящий позади человек-скала Кыргыз78.

 

И когда скальд обвел взглядом глаза всех присутствующих людей из этого городка Флейм, он понял, точно обидятся. Такая радость горела в их глазах, что они могут отплатить хоть чем то, и такая печаль виднелась вместе с тем, что этого чего-то так мало, что скальд не смог отказаться. Сгреб он огурцы и бережно опустил их в торбу, а вся толпа Флеймерчан облегченно и благодарно вздохнула. Покурив и запив курево водкой все легли спать. А рано утром, оставив подле спящих Флеймерчан два каравая хлеба взятые в дорогу, и оставив на дне торбы лишь фунт огурцов, скальд и его молчаливый спутник двинулись дальше. Скальд по дороге был молчалив, то вдруг улыбаясь, то задумчиво вглядываясь в даль. Бух даже распереживался за друга, но тот упорно игнорировал вопросительные взгляды.

 

- Ты понял что вчера произошло? - неожиданно остановившись, вопросил вдруг скальд и наставил палец на Буха.

 

Тот понимающе заулыбался и кивнул.

 

- Мне всегда отдавали что не жалко. А они вчера - отдали последнее. Последнее! Последнее!!!

 

Также неожиданно он развернулся и пошел дальше, но сделав несколько шагов, снова остановился и бросил задумчивый взгляд на Буха. Неторопливо скальд достал из торбы один огурец - передал его своему спутнику, а второй взял сам и тут же с наслаждением откусил кусок.

 

- Фунт Огурцов. Черт побери, мне нравиться как это звучит. Есть в этом что то... И вес и молодость, и хруст. Ты чувствуешь? И да, пожалуй хватит менять имена! Пусть история запомнит меня именно под этим именем! Черт побери, или даже Фунтелло Огурчелло Король Историй! это тоже звучит. И да, нужно быстрей попасть в этот Флейм, если все его жители таковы, я кажется буду знать, где моя родина. Ахах. Да, определенно!

 

Бух одобрительно и со значением кивал и довольно улыбался.

 

Так Фунт Огурцов получил свое новое имя, которое и действительно уже никогда не менял. Так Фунт - теперь уже настоящий и полновесный, и его друг Бух добрались до Флейма, посетили китайский трактир, выслушали и записали удивительную историю о Великом Сраженн за Флейм и еще много историй этого города, посмотрели на дервиша Буревестника на ворованном осле, с которым забухали и нашли его довольно сносным типом, хотя он и украл осла с седой головой. Ну и конечно же Флейм заслушивался по вечерам на площади у трактира удивительными, захватывающими историями, смеялся, плакал, и удивленно ахал.

 

Как то в один из вечеров площадь посетили даже Плантагенеты, вот уж где событие вселенских масштабов. Но после получаса Муншайн графиня Глостер сказала:

 

- Скучно, скучно! Бон, но скучно!

 

- Пусть челядь быть развлечен, - милостиво кивнула Найт Лонгшпее

 

- Мрауу, - устало выдавил жирный черный кот.

 

- ......., - молчаливо подтвердил Бинг Арчибальд.

 

И Плантагененты ушли.

 

Словом, Фунт Огурцов и Бух полюбили это место, также как Флеймерчане полюбили их. И теперь где бы не проходила их дорога, они всегда знают - им по настоящему рады и по настоящему ждут только в одном месте огромной Дизелии - в городке Флейм, ворота которого не закрываются ни днем, ни ночью, где не смолкают пьяные вопли у китайского трактира и где пьяный трактирщик со своей лучшей подругой - бутылкой, всегда рад старым и новым друзьям.


Сообщение отредактировал Буревестник: 22 Июль 2014 - 00:23


#222 Kumanya

Kumanya

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:23

Вот это длинное стории



#223 Буревестник

Буревестник

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:26

Kumanya

Вот это длинное стории

 

Все, это последняя история ника. Завтра будет общий стори энд, я думаю уже намного короче и закрываем тему.



#224 Гость_funt ogurcov_*

Гость_funt ogurcov_*
  • Гости
  • Регистрация: --

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:27

Буревестник
прослезился! ...эх,как вспомню эти огурцы....зачет! определенно в цель!



#225 bugaga

bugaga

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:28

тейл нот фор сэйл, что в переводе означает "устал быть героем, пора обмывать"



#226 Буревестник

Буревестник

Отправлено 22 Июль 2014 - 00:32

funt ogurcov

прослезился! ...эх,как вспомню эти огурцы....зачет! определенно в цель!

 

Мне чет тоже так кажется )) Не все братюнь, завтра последнее и мы выполнили. ) Гора с плеч с одной стороны!



#227 Гость_funt ogurcov_*

Гость_funt ogurcov_*
  • Гости
  • Регистрация: --

Отправлено 22 Июль 2014 - 08:59

Буревестник

Гора с плеч с одной стороны!

не гри! твое имя останется в веках)))



#228 Гость_funt ogurcov_*

Гость_funt ogurcov_*
  • Гости
  • Регистрация: --

Отправлено 22 Июль 2014 - 12:40

Истории это ничто, главное герои их создающие!

 

Все указанное ниже записано Бухом на папирусной бумаге, которую Бугага со временем обязательно применит по назначению:

 

«И так, уважаемые, сказ о истории жителей Флейма подошел к концу. Дервиши, сказители, карнавалы и скальды не могут оставаться в одном месте вечно, их удел скитания - ибо веселье приедается людям и даже самые лучшие истории рассказанные самым лучшими рассказчиками сто раз подряд, становятся неимоверно скучны и раздражающи.

 

Сел на своего осла с седой головой дервиш Буревестник. С трудом удерживая забитую снедью торбу и тубус с папирусами, из трактира показался Бух, с трудом разомкнув объятия страстной и жгучей Ёлки из укромного угла площади выбрался Фунт Огурцов. В воротах все трое остановились.

 

- Эх, а славная была ночь. Ночь Короля Историй, его верного друга, - начал дервиш Буревестник.

 

- Которую прекрасно дополнял пьяный дервиш! - с улыбкой прервал Фунт Огурцов. - Никогда не думал, что из твоей этой идеи выступать вместе, может получиться что то стоящее. Удивил!

 

- Сам в шоке, - честно признался дервиш. - Ну да ладно, в общем я еду на север. Пора посетить пару мест, где я не был уже давно. Бывайте уважаемые, даст Малик, свидимся. И быть может, придумаем еще что то! Кто знает?

 

- Дай то Малик! - с воодушевлением протянул руку Фунт Огурцов и трое обменялись крепкими рукопожатиями. - Обязательно свидимся!

 

Таял вдали силуэт дервиша на осле, понуро бредущем на север. Таяли по дороге на юг две фигуры, быстрая и юркая - молодой скальд и прямая и властная, закутанная в хламиду - его верный друг.

 

Ну а что же Флейм? Во Флейме начиналось новое утро. Люди просыпаются. Начинается обычная Флеймерская суета. Все еще не протрезвевший трактирщик Бола, сидя на колченогом табурете под нежными лучами утреннего солнца переругивается с лежащим в соседней канаве дьячком Канкурентко. В обнимку у ворот спят Панчер и Кыргыз78, соревнуюсь кажется в том, чей храп более раскатист и могуч. Детки Рейра и Скилли весело бегут по дорожке за новой порцией жуков, Чейзи и его две стахановки Азиан Джи и Леди склочно делят ночной прибыток, сидя на заборе у трактира. А над всем этим летает ведьмушка Вика и жутко флудит.

 

Такой уж этот городок, сразу и не привыкнешь. А привыкнешь, немного сойдешь с ума, как и каждый житель славного Флейма. А сойдя немного с ума, тут и останешься. Но все же что-то есть в этом месте, что то такое, чего не хватает во всех других городах огромной Дизелии. Не каждый поймет его, но ворота Флейма всегда открыты всем путникам. Каждый может войти в них, вступить в беседу обо всем и не о чем; веселье даром для всех и никто не уйдет обиженным».

 

КОНЕЦ



#229 Гость_funt ogurcov_*

Гость_funt ogurcov_*
  • Гости
  • Регистрация: --

Отправлено 22 Июль 2014 - 12:57

erotika
да без обид че ты!? ...я не хотел тебя обидить! эт же Флейм! я знаю, что ты отличная девченка!



#230 Я не верю

Я не верю

Отправлено 22 Июль 2014 - 13:00

Жаль



#231 Гость_funt ogurcov_*

Гость_funt ogurcov_*
  • Гости
  • Регистрация: --

Отправлено 22 Июль 2014 - 13:01

Я не верю

Жаль

чего жаль?



#232 Я не верю

Я не верю

Отправлено 22 Июль 2014 - 13:02

funt ogurcov
Что все закончилось.



#233 dmc_d

dmc_d
  • На удаление
  • Cообщений: 2
  • Регистрация: 16-07-2014

Отправлено 22 Июль 2014 - 15:26

азазза вечный ребенок Рейра)))



#234 Томпоска

Томпоска

Отправлено 22 Июль 2014 - 16:34

Переносите в избранное!




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных