Перейти к содержимому



Фотография

Приёмные детки. В помощь будущим приёмным родителям и уже родителям


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 129

#21 mew

mew

Отправлено 20 Декабрь 2016 - 11:11

Рухнувший мир: потеря родителей
(Глава из книги "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье")

 

Если ребенок оказался в приемной семье, значит, он лишился своей собственной. Возможно, его изъяли у родителей, которые не могли о нем заботиться, а может быть, его родные умерли. Так или иначе, он пережил и переживает потерю семьи, потерю родителей.

 

В нашей культуре принято недооценивать детское горе: «Маленький, что он понимает… Скоро забудет. Да вон он уже смеется». Если ребенок потерял родителей в первые годы жизни, кажется, что он вообще не осознает факта потери. Когда-то я была поражена мыслью, которую высказала моя коллега, детский психолог Мария Капилина: «Считается, что самое ужасное, что может произойти с человеком, – это потеря ребенка. На самом деле потеря родителя для ребенка гораздо страшнее. Ведь даже самый любимый ребенок – это только часть нашей жизни, а родитель для маленького ребенка – весь его мир». Причем для ребенка до 7–8 лет нет принципиальной разницы, умерли его родители или его у них забрали.

 

Детское горе внешне может выглядеть не так, как горе взрослого человека. Оно маскируется под видом «странностей» поведения, а порой под гиперпослушностью и «правильностью». Вспомним замечательный фильм «Мачеха», где героиня Татьяны Дорониной помогает приемной дочери Свете пережить смерть родной матери. Доронина играет женщину невероятной душевной чуткости, которая если и не понимает, то чувствует, что происходит с ребенком, и действует очень точно и правильно. Но всем остальным, включая родного отца, Света кажется просто «ненормальной», «неблагодарной». Если бы девочка часами рыдала над портретом матери, показывая, что она горюет, ее бы поняли и пожалели. Но она сдержанна, послушна, просто все время молчит и ничему не радуется. Она избегает сверстников, развлечений, зато охотно помогает ухаживать за малышкой, делает что-то по дому. Ни о чем не просит, ни на что не жалуется, старается остаться одна, часами что-то перебирает в своей сумочке. Только покушение на фотографию матери вызывает у Светы взрыв чувств. Проходит год, прежде чем ребенок начинает проявлять к чему-то интерес, открывается для новых привязанностей. Не знаю, кто консультировал создателей фильма, но картина детского горя в нем показана очень точно.

 

Посмотрим на происходящее глазами ребенка. Света жила вдвоем с мамой очень замкнуто, других близких людей у нее не было. Мама умирает внезапно, ничего не объяснив, не подготовив дочь к тому, что будет потом. Свете хотелось остаться в своем доме, рядом с хорошо знакомыми соседями, но приезжают чужие люди и девочку увозят в другое место, в многолюдный, шумный дом, с маленькими детьми, полный незнакомых людей. Они чего-то от нее хотят, теребят ее, предлагают померить какие-то вещи, суют в руки игрушки, говорят что-то бодрыми голосами, спрашивают, нравится ли ей… А ребенок пребывает в состоянии шока. Мир рухнул. Света лишилась сразу и мамы, и дома, и привычных вещей, и образа жизни, и окружения. Не в состоянии сопротивляться, не в силах ни о чем просить, она как бы внутренне замирает. Пытаясь сохранить что-то неизменным – хотя бы внутри себя, она обрубает внешние контакты: отвечает односложно, не смотрит в глаза, никогда не начинает разговор первой, старается забиться в угол, сидеть неподвижно, стать как можно более незаметной.

 

Когда человек переживает потерю, его мир необратимо меняется, все приходит в состояние хаоса. Нужно время, чтобы восстановить свой мир, что-то заменить, что-то отстроить заново, что-то расставить по местам. Это и есть процесс горевания. Горе – это не просто чувство, горе – это большая работа. Она требует всех душевных сил человека. Не случайно во многих культурах траур обязательно содержит в себе отказ от повседневных обязанностей, от излишнего общения, предусматривает возможность отрешиться от всего и сосредоточиться на своем переживании. У нас же принято горюющего человека отвлекать, теребить, всячески давая ему понять, чтобы он «поскорее заканчивал со всем этим». В результате работа горя остается недоделанной до конца, утрату не удается полностью оплакать и осмыслить, и душевная боль мучит потом человека годами.

 

Ребенок, переживающий потерю, часто становится более замкнутым, молчаливым, в острых случаях даже наступает мутизм – полная потеря речи на нервной почве (этот сюжет довольно часто встречается в кино и литературе, можно вспомнить фильм «Патриот» или книгу «Два капитана»). Сам ребенок может не осознавать связи своего состояния с потерей. Он часто жалуется, что ему скучно, но на предложение чем-нибудь заняться отвечает «неохота». Самым предпочитаемым обществом становятся для него маленькие дети (еще не умеющие говорить), очень старые люди, домашние животные. Их преимущества в том, что они «не пристают», но при этом избавляют от одиночества, с ними можно просто посидеть рядом, прикоснуться, поухаживать без риска вторжения в свой внутренний мир. В фильме Света готова часами качать в коляске младшую девочку, что вызывает кривотолки соседей.

 

Часто дети в состоянии горя подолгу выполняют однообразные действия – расставляют рядами игрушки, раскладывают по коробкам карандаши или пуговицы. Они охотно соглашаются на самую рутинную работу, например чистят картошку (это как раз делает Света в фильме). Еще одно излюбленное их занятие – натягивать повсюду веревки и нитки, обматывая ножки мебели, связывая между собой разные предметы. Таким образом они пытаются как бы связать оборванные нити своей жизни, помочь внутреннему процессу наведения порядка и преодоления хаоса.

 

Выходя постепенно из стадии шока, ребенок может столкнуться с новыми аспектами горя. Один из них – гнев. Взрослые тоже испытывают гнев после потери, злясь на врачей, которые не сделали всего необходимого, на самих себя, что не предусмотрели, не спасли, на судьбу, на самого ушедшего – почему не был осторожен, почему не лечился, почему не подумал о нас. Ребенку признаться себе, что он злится на покинувшего его родителя, очень страшно. Это особенность детской психики – ребенок еще не осознает в полной мере границ между личностями и сознаниями разных людей. Малыш может зажмурить глаза с угрозой: «Я сейчас сделаю вам всем темно!» Ребенок постарше уверен, что, если он будет злиться на маму, она это сразу узнает и тогда «уж точно не придет».

 

Поэтому самому ребенку его злость кажется немотивированной, безадресной. Он может ни с того ни с сего, на фоне ровного настроения, вдруг пнуть ногой игрушку, стул или ударить кулаком по чему придется (в детских домах знают, как часто приходится латать или менять тонкие фанерные двери, почему-то именно им достается больше всего). «Из-за чего ты злишься?» – «Я не злюсь, просто достало все» (или «Сам не знаю, накатило»). Кроме вспышек ярости могут возникать дисфории – продолжительные периоды дискомфорта, раздражения непонятно на что и на все сразу. Ребенку может разонравиться привычная еда, его начинает раздражать («колоться», «душить», «натирать») одежда, мешают громкие звуки, сильные запахи.

 

Еще одна мучительная составляющая процесса переживания горя – ощущение вины. В этом отношении дети гораздо уязвимее взрослых именно из-за особенностей мышления, о которых только что шла речь. Для ребенка все, что происходит вокруг него, происходит из-за него. «Если мамы больше нет со мной – это из-за того, что я плохой. У хороших детей мамы не умирают». «Меня забрали у родителей, потому что я плохо себя вел. Если бы я слушался, папе не надо было бы меня бить и к нам не пришла бы полиция». «Если бы я не попросил у соседей поесть, никто не узнал бы, что мама пьет, и меня не забрали бы». Вывод из всех этих ситуаций ребенок делает один: «Теперь маме (папе) плохо, они там одни, без еды (в полиции, в больнице), их обижают, а я тут в хороших условиях, конфеты ем. Я настоящий предатель». Это особенно сильно переживают дети, которые с малых лет выполняли опекающие, родительские функции и считают себя в ответе за взрослых.

 

Ребенок, ставший жертвой насилия со стороны собственных родителей, оказывается в самом сложном положении. Он злится на них – не может не злиться, ведь из-за них он испытал боль и страх. Но сразу вслед за волной злости приходит мучительная волна вины и ужаса, что теперь они потеряны навсегда – из-за него. В результате ребенок приходит в состояние крайнего стресса, у него появляются признаки аутоагрессии – гнева, направленного на самого себя. Он может до крови щипать и царапать себя, под корень сгрызать ногти, вырывать у себя волосы или «нечаянно» каждый день получать ушибы, ожоги, порезы; подростки могут всерьез думать о самоубийстве. Такие дети нуждаются в длительной реабилитации и в профессиональной психологической помощи, но даже после нее последствия травмы долго дают о себе знать.

 

Приступы гнева могут чередоваться с периодами «правильности», почти пугающей послушности. Ребенок вдруг начинает аккуратно складывать свои вещи, сам садится делать уроки, вызывается помочь по дому и т. д. Он словно надеется магическим образом «все исправить», стать «хорошим ребенком, у которого все хорошо». Кстати, из-за этого сотрудники детского дома не предупреждают приемных родителей о том, что ребенок «трудный». Просто в детском доме он вел себя тише воды, ниже травы, надеясь таким образом «все вернуть, как было». И только устройство в новую семью окончательно рушит эту его надежду, тут и проявляются все трудности в поведении, многократно усиленные стрессом.

 

Другой вариант «магического поведения» – ребенок намеренно делает свое положение как можно более ужасным. Он или чудовищно ведет себя, навлекая на свою голову все возможные кары, или тяжело заболевает (разом всеми хроническими заболеваниями, которые у него когда-либо были, присоединив к ним пару новых). Почему? Да потому что ребенком родители занимались в двух случаях: когда он очень плохо себя вел и его надо было наказать или когда сильно болел. Воспроизводя эти ситуации, ребенок надеется, что мама (папа) «поймет, что все совсем плохо, и наконец придет». Потому что, с точки зрения ребенка, родитель всемогущ – и если он не появляется, то не потому, что не может, а потому, что не считает нужным.

 

Работа горя обычно завершается стадией нервного истощения. На все предшествующие переживания потрачено так много сил, что все чувства притупляются, ребенок прекращает попытки тем или иным способом вернуть утраченное. Он становится апатичен, вял, у него ни на что нет сил, явно снижаются способности к учебе, у него просто нет энергии, чтобы сосредоточиться, почувствовать интерес, постараться. Может наступить регрессия, то есть возврат в более младший возраст. Как будто ребенок разучился делать то, что давно умел, – аккуратно одеваться, самостоятельно есть, решать задачи. Его игры становятся очень примитивными, он легко сдается при малейшем затруднении, часто не может довести до конца начатое дело. Он предпочитает мрачные тона в рисунках, в одежде, его лицо словно теряет мимику.

 

При этом дети обладают невероятным запасом жизненных сил и способностью к адаптации, поэтому их горе не длится непрерывно, как у взрослых. Периоды горевания обычно сменяются просветами, когда ребенок, как ни в чем не бывало, веселится, играет, смотрит любимые мультики. Дети словно делают перерывы в работе горя, справляясь с ним «по кусочкам». Именно это дает повод взрослым сделать вывод о том, что «он уже все забыл». Но переживание горя после небольшой передышки вновь возвращается, порой в новом обличье, в новой «маске»: послушания или протеста, болезни или скуки.

 

Вспомним еще раз фильм «Мачеха». Героиня Дорониной чутьем выбирала правильную тактику помощи ребенку. Она старалась не приставать, но быть рядом. Она привлекла Свету к возне с малышкой и к простым домашним делам. Она открыто признала ее право горевать по матери, защитила от посягательства на ее память, помогла восстановить и увеличить портрет мамы. Она создавала для ребенка покой и уют, ни на чем не настаивая, просто предлагая небольшие радости: куклу, карандаши. Она исподволь давала понять, что жизнь не кончена, что у девочки есть отец, есть новая семья, будут друзья, будущее. Конечно, «мачехе» было нелегко. Если бы у нее была возможность проконсультироваться с психологом, он ей посоветовал бы взять из Светиного дома побольше вещей, связанных с матерью, попросить прежних соседей иногда писать письма девочке, уделять больше внимания своему сыну, не ждать от девочки обращения «мама», а главное – не сомневаться в Светиной «нормальности», не переживать так сильно, а просто помогать ей и терпеливо ждать, когда девочка справится с горем. Но все и так хорошо закончилось. Ребенку, потерявшему семью, от окружающих нужны прежде всего забота, терпение и ровная поддержка.

 

В среднем переживание горя длится от полугода до двух лет. Именно столько времени обычно уходит на улаживание формальностей с определением статуса ребенка, лишением родительских прав, на подбор новой семьи. То есть очень часто ребенок попадает в приемную семью и в новую школу как раз на одной из стадий переживания горя. Не случайно английские коллеги даже называют профессиональных приемных (у них – фостеровских) родителей «специалистами по потере». Это трудное, но такое человечное умение – помогать ребенку пережить крушение мира и набраться сил, чтобы начать строить новые отношения.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=16



#22 mew

mew

Отправлено 20 Декабрь 2016 - 11:12

Казенный дом: институциональное воспитание
(Глава из книги "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье")

 

Оставили ли ребенка в роддоме, умерли ли его родители, изъяли ли его из семьи, чтобы спасти от пренебрежения и жестокого обращения, но в итоге он оказывается в учреждении для детей-сирот: приюте, интернате, доме ребенка, детском доме. К сожалению, в России нет пока развитой системы устройства детей в замещающие семьи. А значит, не месяцы, а годы, а то и все детство ребенку предстоит провести в казенном доме. То есть стать детдомовцем.

 

К сожалению, это обрекает его не только на не самое счастливое детство. Выпускнику детского дома непросто найти себя в жизни, создать благополучную семью. Кто-то из них попадает в тюрьму, кто-то начинает пить, и в результате их дети, в свою очередь, тоже оказываются в детдоме. Почему так происходит?

 

Много лет ребенок проводит в казенном учреждении. С одной стороны, он чувствует себя обделенным по сравнению со своими благополучными, имеющими семью сверстниками. У него хуже игрушки, еда, одежда, у него нет своей комнаты, нет дома, а главное – нет родителей. С другой стороны, он обеспечен всем необходимым, причем все это появляется как будто само собой: еда в столовой, чистое белье в спальне, новое оконное стекло взамен разбитого. Откуда все это берется, что нужно сделать, чтобы оно появилось, ребенок не видит и не знает. Специальными инструкциями запрещено привлекать воспитанников к приготовлению пищи, уборке санузлов, стирке белья и т. п. Ребенок не имеет возможности отвечать за кого-то слабого, например за младшего брата или котенка.

 

Время от времени в учреждение приезжают люди, которые выгружают из машин подарки и сладости, устраивают развлечения. Детей приглашают на торжества и праздники, где их опять одаривают и угощают. В результате ребенок нередко приходит к выводу: «Я сирота, и поэтому мне все должны». Приходилось видеть, как дети брезгливо рассматривали подаренные шефами мобильники: «Это отстой, старая модель». Конечно, не везде дело обстоит так, до сих пор есть в глубинке забытые всеми детдома и особенно интернаты для детей-инвалидов, где нет элементарных вещей. Но, как ни парадоксально, вывод их воспитанники, скорее всего, сделают тот же: «У меня в детстве ничего не было, поэтому все мне задолжали». Годами копится обида на жизнь, на судьбу, растут ревность и зависть к более благополучным людям, легко перерастающие в агрессию.

 

Далее. Все в детском доме распределяется поровну, по нормам. У такого ребенка нет возможности, как у домашнего, наесться конфет именно сегодня, потому что как-то грустно. Ему дают конфету, но одну в день. А в детстве иногда так сильно чего-то хочется и именно сейчас! Очень хочется розовую тетрадку, а дали зеленую. Хочется необычную, модную майку, а дали какую есть. Как ребенку добыть желаемое? Либо выпросить, либо отнять, либо украсть. Не потому, что ребенок плохой, а потому, что по-другому его индивидуальные желания удовлетворены быть не могут. Нет в мире человека, который помнит, что он не любит пряники, а любит печенье или что ему не идет красный цвет, а от шерсти все тело чешется, – о тех мелочах, которые знают о своих детях родители и которые есть важная составляющая семейной заботы.

 

В учреждении ребенок постоянно живет в группе (иногда хочется сказать – в стае) сверстников. Взрослые приходят и уходят, а настоящая его «семья» – это ребята из одной группы. В результате ребенок не имеет возможности освоить роль… ребенка. При нормальном детстве роль ребенка в семье состоит в том, чтобы слушаться старших, обращаться к ним за помощью, помогать им, подлизываться, клянчить конфеты, препираться, оправдываться, ждать поцелуя перед сном и т. д. В семье на своем опыте ребенок узнает, что ему как ребенку делать и говорить полагается, а что – нет. Он принимает на себя эту роль со всеми ее плюсами и минусами: тобой командуют – но тебя и защищают, тебе запрещают что-то – но зато и балуют, тебя считают порой глупым и маленьким – на зато объясняют что-то и учат полезным вещам. Причем это роль не абстрактного ребенка, а ребенка именно этой семьи. Потому что в одной семье детей считают «безобразниками» – и тут уж изволь хоть иногда хулиганить, в другой – от них ждут забавных слов и поступков – и дети стараются соответствовать, в третьей – ребенок – непременно вундеркинд (и ему не позавидуешь). У детей из детского дома нет возможности научиться быть ребенком. Именно поэтому им зачастую так тяжело дается период адаптации в семье. Вроде бы все хорошо, и родители новые любят, и в школе неплохо, но усталость невероятная, стресс постоянный. Потому что приходится ускоренными темпами осваивать сложную, незнакомую роль ребенка этой семьи.

 

На этом проблемы казенного, или институционального, воспитания не заканчиваются. Ребенок растет в искусственной среде. Он общается только в узком кругу сверстников, которые обычно еще и его одноклассники. У него нет соседей по подъезду, приятелей по спортивной секции или детей друзей родителей. Он проводит детство в обществе таких же, как он сам. Он не знает элементарных вещей: как самому приготовить еду, где покупать одежду и как за ней ухаживать. И уж тем более не знает, как растить и воспитывать детей. Ребенок не имеет возможности сходить в магазин, купить что-то, получить сдачу. У него вообще нет карманных денег. Он не знаком с такими понятиями, как «не хватает до зарплаты», «отложить на отпуск», «взять кредит», «заплатить за квартиру». Он не пользуется общественным транспортом (иначе как в группе детей, сопровождаемых воспитателем), не ориентируется в городе. Да перечислить невозможно все, чего он не знает, не умеет, не видел, не пробовал.

 

И вот с багажом всех этих «не» ему предстоит в 18 лет начать самостоятельную жизнь. Когда он покидает детский дом, правила игры вдруг резко меняются на противоположные: только что все в жизни происходило само собой, без его участия, и вдруг – вот тебе выходное пособие и справляйся сам, как хочешь. Никто ничего тебе не должен и помощи ждать неоткуда.

 

При этом у детдомовцев невелики шансы получить хорошее образование и профессию – ребенок, которому не для кого стараться, некого радовать своими успехами, учиться обычно не хочет. Да и способность к обучению часто оказывается снижена из-за пережитого, о чем мы говорили ранее. А кто захочет учиться, если чувствует себя несчастным и хуже других? Едва ли не главная причина всех неудач детей из детских домов – низкая самооценка, которая обессиливает, заставляет опускать руки и идти по пути наименьшего сопротивления. Любое препятствие воспринимается ими как непреодолимая преграда, вызывает раздражение и отчаяние, а не желание мобилизоваться, собраться, постараться, добиться своего.

 

К сожалению, и от жестокого обращения ребенок в казенном доме не застрахован. В детских домах порой дедовщина не меньше, чем в армии. Старшие заставляют младших подчиняться, а возрази – изобьют. Воспитателям это удобно, таким образом они поддерживают дисциплину. Встречаются и ужасные случаи насилия со стороны персонала, но достоверных данных здесь нет. Впрочем, «воспитательные меры» вроде затыкания рта тряпкой или выставления босиком в туалет на холодный кафель «чтобы не бесились» кое-где и насилием-то не считаются. Учреждения закрытые, дети слишком зависимы от своих педагогов, чтобы рассказывать об этом, а главное – просто считают это нормой, потому что другого обращения не знают.

 

А теперь представим себе детей (даже с самыми лучшими генами), которые годами растут в таких условиях. Сколько из них смогут потом нормально жить? Привычка принадлежать стае, безоговорочно подчиняться сильным и слушаться старших, обида на «благополучный» мир делают выпускников детских домов легкой добычей криминальных структур. И дети охотно на это идут, потому что там их все-таки защищают, там они нужны.

 

Одиночество, неутоленная потребность в любви и ласке заставляют их рано вступать в брак и рожать детей – так хочется, чтобы наконец была семья, близкие люди. Выпускники детских домов искренне верят, что у них в семье все будет хорошо, они-то своих детей не бросят. Но опыта и умения строить семейную жизнь и налаживать быт у них нет. Как ухаживать за ребенком, им непонятно, бабушек и тетушек нет, и в итоге такие семьи быстро разваливаются. Результат – их дети также попадают в детдом.

 

Чувство вины, неуверенность в себе вызывают отчаяние, которое мешает им пробиваться в жизни, достигать своих целей. Наследственность тут ни при чем. Просто ребенок из детского дома – сплошная ахиллесова пята. Весь – от макушки до собственно пят.

 

Когда ребенок попадает в семью, у него появляется шанс на новую жизнь, новый опыт, новые отношения. Но годы, проведенные в казенном доме, еще долго будут давать о себе знать. И бедным словарным запасом, и особыми, зажатыми, угловатыми движениями, и рыданиями над тетрадками, и эпизодами с присвоением чужого, и попаданием в «плохие компании». Печать несчастья, неблагополучия еще долго будет лежать на таком ребенке. Эту печать «считывают» и дети, и взрослые. Одноклассники порой не хотят с ним дружить и сидеть за одной партой, родители других учеников недовольны, да и учителю хочется посадить его подальше, на заднюю парту, чтобы не маячил перед глазами. Да ему и не привыкать там, в резервации. Он не такой, как все, с ним все «не слава Богу» – кто бы сомневался! Ничего, после уроков он пойдет к «пацанам» во двор, там он среди своих…

 

Приемным родителям придется иметь дело с его сниженной самооценкой, привычкой сразу приходить в отчаяние и опускать руки (вариант – швырять все на пол и топать ногами). А еще с его неумением быть ребенком, соблюдать правила, слушаться и просить помощи, принимать решения, организовывать себя, нести ответственность, соблюдать границы других людей. Все то, что семейные дети усваивают как-то сами собой, в процессе жизни, здесь придется объяснять, специально этому учить, настойчиво и терпеливо.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=18



#23 mew

mew

Отправлено 20 Декабрь 2016 - 11:15

Нормальные дети с ненормальной судьбой
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье").

 

Часто, наблюдая за ребенком из детского дома, окружающие думают: «Ненормальный какой-то!» Он и в самом деле может вести себя странно и пугающе. Иногда кажется «пожившим», значительно старше своего возраста, порой, наоборот, ведет себя как маленький. Вот он в школе на перемене курит в туалете, сплевывая на пол и ругаясь басом, а через полчаса совершенно по-детски плачет из-за сломавшегося карандаша. Весь он какой-то нескладный, неровный, словно куски его личности не ладно пригнаны, а набросаны кое-как и углы торчат наружу.

 

Но когда узнаешь все, о чем говорилось в этом разделе, начинаешь понимать, что это не ребенок ненормальный. Это важнейшие обстоятельства его жизни были ненормальными. И он, как мог, приспособился к ним. В романе Виктора Гюго «Человек, который смеется» рассказывается о компрачикосах – преступниках, которые похищали детей и уродовали их, чтобы потом продавать в бродячие цирки на потеху публике. Они помещали маленького ребенка в специальный сосуд. Тело росло, стенки сосуда сдавливали его, и все кости, мышцы, связки деформировались, приспосабливаясь к обстоятельствам. Так из здорового малыша вырастал карлик, горбун, уродец. Или не вырастал – не сумев приспособиться и стать «ненормальным», ребенок умирал. Для детей, оставшихся без родителей, роль такого компрачикоса играет сама жизнь. Все его странности – это всего лишь нормальная реакция на ненормальные обстоятельства существа, которое хотело жить. И победило – иначе ребенок не стоял бы сейчас перед вами. Остается только поблагодарить судьбу за эту его силу, гибкость, терпение. Эти же качества позволят ему, как только жизнь наладится и среда станет благоприятной, наверстать многое из упущенного, выправиться, раскрыться. Если, конечно, окружающие будут относиться к нему по-человечески, а не как зеваки в балагане, которые, тыча в него пальцами, кричат: «Смотрите, какой урод!» и уводят своих детей подальше.

 

К счастью, с одним конкретным ребенком не может произойти сразу всех перечисленных выше бед и событий. В прошлом у каждого из них было немало хорошего. Возможно, мама забывала покормить ребенка, когда была пьяная, но в периоды просветлений заботилась о нем и придумывала интересные игры. Возможно, в доме ребенка была добрая, сердечная нянечка. Возможно, первые годы жизни в семье все было хорошо и только потом начало разваливаться. Возможно, его отчим бил, но бабушка или брат как могли защищали. Так или иначе, у каждого есть свой позитивный ресурс, что-то светлое и хорошее в прошлом. А в настоящем – новая семья, новые друзья, новая жизнь.

 

Некоторые дети от природы наделены такой жизненной силой, таким стремлением расти и развиваться, что, как заговоренные, проходят сквозь все невзгоды без явных последствий. Иногда действительно кажется, что ребенка хранит ангел, и приемные родители потом удивляются – нас предупреждали о трудностях, а он – золотой мальчик!

 

Эта сбереженная ангелом-хранителем часть личности есть у каждого ребенка. Просто у одного она больше, и с ним почти все в порядке. А у другого – меньше, может, особенно тяжело ему пришлось или ангел попался неопытный. Смотришь на такое дитя: все с ним не так. Несуразный какой-то, неправильный, неудобный, и самому ему несладко от своей искореженности, он буквально места себе не находит – ни на стуле, ни вообще в жизни. Но сохранный уголок души и у него обязательно есть. Его нужно найти и начать постепенно укреплять и расширять. Результаты будут ошеломляющие.

 

Возможно, вникнув в ситуацию конкретного ребенка, с которым вы познакомились и который вам понравился, во все эти диагнозы, прошлые травмы, грядущие сложности, вы окажетесь в сложном положении. С одной стороны, вот ребенок, ему нужна семья, имеем ли мы право пасовать перед трудностями? С другой – как решиться, вдруг ничего не выйдет, вдруг мы не сможем ему помочь?

 

На этот случай хочу сказать вам кое-что очень важное. Самое лучшее в моей работе – это наблюдать, как происходит чудо. Даже два чуда.

 

Первое – совершенно чужие друг другу люди, приемные родители и ребенок, становятся родными. Невозможно предсказать, у кого и как скоро это получится. У кого-то случается с первой встречи, с первого прикосновения, с первого взгляда. Смотрит человек и видит – это мой ребенок! Что он вообще здесь делает, почему не дома, со мной? У других проходят дни, месяцы, а иногда и годы, прежде чем «просто ребенок» станет родным и близким. Кого-то буквально бросает друг к другу, кто-то движется навстречу постепенно, маленькими осторожными шажками, кто-то – рывками и зигзагами, то сближаясь, то отталкиваясь.

 

«Мостиком» к сроднению часто становится жалость, ведь он такой маленький и ему столько пришлось пережить, или тревога за него, когда заболел, или вдруг возникшее взаимопонимание с полуслова, одновременная улыбка одному и тому же, или внезапно же пришедшее осознание, что эти черты лица, эти жесты, эта манера смотреть исподлобья такие родные и знакомые и такие любимые.

 

Очень по-разному это бывает и всегда – чудо. Негарантированное, непрогнозируемое – то ли будет, то ли нет – и все очень ждут и очень боятся, что вдруг не выйдет, хотя не все признаются, что боятся.

 

И конечно, редко чудо сваливается как снег на голову само по себе, задаром. Обычно оно рукотворное, а точнее – душетворное. Многое приходится в себе преодолеть, со многими иллюзиями и эгоистичными «хочу» расстаться, многое увидеть по-новому, чтобы за болячками, истериками, непониманием, порой озлобленностью и просто шокирующим ненормальным поведением разглядеть своего родного и любимого ребенка.

 

Зато если все получается, начинает потихоньку свершаться другое чудо – чудо преображения. Заморыш вдруг оказывается красавцем, ощетинившийся ежик – ласковым и пушистым, ребенок с диагнозом «умственная отсталость» – смышленым и любознательным. Пустой тоскливый взгляд наполняется смыслом и интересом к жизни, жесткая пластика маленького «буратинки» сменяется детской грацией, смягчаются застывшие в напряжении черты лица, появляется настоящая улыбка, настоящий смех. Приходилось видеть, как проходят без следа тяжелые хронические болезни, как у ребенка менялся цвет лица, становились густыми и блестящими волосы, менялась осанка, расправлялись плечи, поднималась голова. Не от лечения, не от специальных каких-то мер, просто – от любви. От этого самого возникшего чувства родности, защищенности, принадлежности семье, от знания, что это кому-то нужно – чтобы ты рос большим, здоровым, умным и красивым. Что для кого-то это очень важно, кого-то это делает счастливым.

 

Каких тяжелых детей приходилось видеть, переломанных жизнью физически и морально! Приемные родители порой и не говорят вслух всего, с чем приходится сталкиваться, чтобы людей не пугать и не смущать. Только наедине с психологом и прорывается такое, что волосы встают дыбом. Иногда грешным делом думаешь: нет, этого не вытянуть, только намучаются зря, зачем вообще все это. Но помогаешь, утешаешь, что-то советуешь, хотя порой хочется сесть рядом с приемным родителем и заплакать от бессилия. А потом видишь – год прошел, два, три – ребеночек-то выровнялся. Да, трудно с ним, да, в школе дела не очень. Но по сравнению с тем, что было, – небо и земля! Все как-то смягчилось, сгладилось, стало гармоничнее, тоньше, теплее. Ожило дите. Чудо-то вот оно, не обмануло, свершилось, это просто мы, совсем замороченные заботами и проблемами, его не всегда замечаем.

 

Столько лет уже работаю в сфере семейного устройства, а привыкнуть не могу. С завидным постоянством в самых обычных семьях случается раз за разом обыкновенное чудо – зримое явление животворной, исцеляющей силы любви. С этим чудом даже поставить рядом нечего. Поэтому так многие приемные родители, вытянув одного непростого ребенка, через несколько лет приходят за вторым. А некоторые и за пятым, и за десятым. А потом приходят их друзья и родственники. Чудо заразительно.

 

Хотите ли вы и ваша семья пройти этот путь, очень непростой, но очень достойный – это вам и предстоит решить.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=20



#24 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 10:06

Я рекомендую вам перечитывать вот эти несколько последних глав про детей.
Когда будут появляться трудности. Когда будет непонимание, почему ребёнок так странно себя ведёт.
Просто заглядывать сюда и перечитывать.
Когда понимаешь "от куда ноги растут" у проблемы, то значительно легче справиться.



#25 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 10:10

«Справимся ли мы?»
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс Один! Приемный ребенок в семье").

 

Вот теперь, понимая масштаб задачи, возможные трудности и то, ради чего стоит стараться, стоит перейти собственно к принятию решения и подготовке. Предстоит заглянуть внутрь себя, обсудить все с близкими, заручиться поддержкой специалистов и окружения. Ведь вы приведете ребенка не только в свой дом, но и в свой мир. Вы можете быть прекрасными родителями, вам может достаться чудесный ребенок, но плохие отношения с детским садом, школой, соседями, органами опеки могут полностью отравить вам радость родительства. Нужно разобраться, какие документы собирать, какие бывают формы устройства и какая из них подходит вашей семье. Определиться, какого ребенка искать и где. Очень много всего.

 

В этом разделе речь пойдет обо всем том, о чем стоит позаботиться заранее.

 

«А какая у вас мотивация?»

Или в более бестактной форме: «А зачем вам это надо?» Этот вопрос просто обожают задавать приемным родителям и в анкетах, и в бытовых разговорах-беседах. Мне задают вопрос «про мотивацию» журналисты, участники семинаров для сотрудников опеки, коллеги, начинающие свой путь в сфере семейного устройства. В какой-то момент собеседник или группа смотрит на меня особым, заговорщическим взглядом и, понизив голос, спрашивает: «Вы же знаете хорошо приемных родителей. Какая у них НА САМОМ ДЕЛЕ мотивация?»

 

Даже семинары проводятся для сотрудников опеки: как определить подлинную мотивацию кандидатов в приемные родители. Списки прилагаются: какая мотивация правильная, какая нет. Статьи пишутся, диссертации защищаются. Сами потенциальные приемные родители обращаются: подскажите, как правильно ответить на вопрос о мотивации? Некоторые опеки пытаются всех кандидатов направлять к психологу, чтобы он эту самую мотивацию у них точно определил. На профессиональных конференциях обсуждаются тонкости и нюансы, выдвигаются гипотезы, одна другой тоньше и глубже. От грубого предположения, что «они просто хотят денег», переходят к более тонким интерпретациям. Мол, хотят избежать одиночества. Загладить вину перед собственными детьми. Освободиться от власти родителей. Самоутвердиться. Утешить внутреннего ребенка. Укрепить брак. И много чего еще.

 

Честно говоря, я очень не люблю такие разговоры. За всем этим стоит представление о человеке, в данном случае о приемном родителе, как о простенькой электрической схеме, где несколько проводков идут от одного контакта к другому, и важно угадать, на какую кнопочку нажать, чтобы загорелась нужная лампочка. А еще лучше – применить научный подход (то есть пусть в схеме психолог поковыряется) и создать стандарты правильной мотивации – чтобы образцовая схема висела в кабинете на стенке и с ней всегда можно было сравнить.

 

Когда я слышу вопрос о мотивации от слушателей на семинаре, я всегда задаю встречный вопрос: «А у вас какая мотивация? Вы работаете социальными работниками или инспекторами опеки – не самая простая работа на свете. Не самая хорошо оплачиваемая. Не самая престижная. Нервная, часто неблагодарная. Можно было бы, пожалуй, и получше найти. Зачем ВАМ это нужно? Зачем вы каждый день идете и занимаетесь несчастными детьми, страдающими семьями, иногда через не могу, через слезы и отчаяние, иногда за счет собственных детей? Зачем?»

 

В ответ всегда повисает тишина. Люди думают, прислушиваются к себе. А потом звучит: «Ну, много всего… Одним словом не ответишь…» Вот как, оказывается. Когда речь идет о себе – парой проводков не обойдешься. Все сложно. И сам иногда не знаешь, зачем делаешь то, что делаешь. И не отличишь, какая мотивация правильная, какая нет. Человеческий ум силен и гибок – убедительное объяснение, правдоподобную схему можно составить всегда. Толку от нее, если честно, мало. Именно потому, что это будет лишь правдоподобие, ведь человек – не схема. Он, как в свое время показал Иммануил Кант, «вещь в себе», непознаваемая до конца ни самим собой, ни уж тем более внешними наблюдателями. Мотивация – одно из сложнейших явлений психики, потому что имеет отношение к сфере ценностей, к сфере свободы. Ее нельзя разложить на пункты и составить списки «имеющихся в наличии мотивов» с разделением их на «хорошие» и «плохие».

 

К сожалению, нельзя, потому что хотелось бы, конечно, иметь возможность отсекать, например, тех, кто хочет взять ребенка только ради денег. Или того хуже – для педофильских утех. Или чтобы свою жажду власти удовлетворить и над сиротой поиздеваться. Но даже такую патологическую мотивацию выявить практически невозможно. Люди, которые сознательно хотят плохого, скажут все самые нужные и правильные слова, они как раз себя контролируют.

 

И хорошо, что нельзя. Потому что страшно себе представить, что будет, если решения будут приниматься на основе «анализа мотивации». Собственно, это уже и сейчас местами происходит. Семью направляют к психологу или в опеке подробно с ними беседуют. И начинается: «Почему вы хотите взять ребенка?» – «Хотим помочь, вытащить его из казенного дома». – «Значит, вами движет жалость? Вы знаете, а жалость – она унижает. Ребенка жалеть нельзя. Его надо любить». Кандидаты в замешательстве. Не могут же они сказать, что любят ребенка, когда никакого конкретного ребенка еще нет. Это пока не мальчик, не девочка, не Маша, не Петя, а просто абстрактный ребенок.

 

«Ну, мы просто хотим ребенка, любить его, заботиться о нем» – заходят они с другого боку. «Хотите ребенка? Значит, хотите удовлетворить с помощью ребенка свои потребности? Вам без него одиноко? Жизнь пуста? Больше некого любить? Вас не удовлетворяют супружеские отношения? Разочаровали собственные дети?»

 

«Нет, у нас все нормально, но вот просто хотелось всегда большую семью, много детей». – «Значит, вы хотите воспроизвести модель семьи своих родителей? Или вами движут религиозные убеждения? А может быть, вы так самоутверждаетесь в собственных глазах?»

 

И так далее. Чем подкованней специалист, чем больше всяких психологических теорий он знает, чем быстрее соображает и лучше формулирует свои мысли, тем виртуознее будет «анализ мотивации», тем интересней предположения: «Она просто хочет доказать своей матери, что уже выросла», «Они просто страдают от синдрома пустого гнезда», «Он просто боится женщин и потому хочет создать семью с ребенком». Ключевое слово: «просто». Как все просто, как ясно, как складно, когда речь идет о другом человеке. А кандидаты нервничают, пытаются угадать верный ответ, путаются, уточняют, сердятся… Быть заживо препарированным – сомнительное удовольствие.

 

А главное – во всем этом нет никакого смысла. Пусть даже каждая вторая догадка справедлива. Что дальше? Как из этого сделать вывод о способности или неспособности данной семьи воспитывать ребенка? Пусть этим людям без ребенка и вправду одиноко. Что это дает нам с точки зрения прогноза: как они будут себя вести, столкнувшись с трудностями, не спасуют ли, не вернут ли ребенка обратно, не начнут ли обижать? Это самое одиночество, которое их гипотетически мучило до приема ребенка, оно – что? Будет дополнительным стимулом, чтобы все преодолеть? Будет ахиллесовой пятой, потому что никуда не исчезнет? Кто может сказать заранее? Даже если одиночество имеет место быть, будущие приемные родители не сводятся к нему, они куда больше, шире, сложнее этого одного чувства, одного обстоятельства. Кроме одиночества у них еще есть мужество, ответственность, сострадание, чувство юмора, опыт, любовь друг к другу. Много всего. Они люди, а не схемы.

 

Мы хотим чего-то в силу множества разных причин, причем нередко они противоречат друг другу, более того – далеко не все свои мотивации мы осознаем и уж точно далеко не все готовы обсуждать с посторонними людьми. Мы можем ходить на работу потому, что нам нужны деньги, потому, что нравится коллектив, потому, что она позволяет нам самореализоваться, потому, что скучно сидеть дома, потому, что все ходят, потому, что надо доработать до пенсии, потому, что влюблены в коллегу, потому, что удобно добираться, да мало ли еще почему! Все эти мотивы могут быть представлены вместе или по отдельности, в разные моменты жизни те или другие могут выходить на первый план. В любом случае гораздо важнее для всех (и для нас тоже) знать, не почему мы туда ходим, а как работаем: хорошо, плохо, эффективно, с удовольствием или экономим силы. С приемными родителями – та же история. Не очень важно, какая у них изначальная мотивация. Гораздо важнее другое: как они с ребенком обращаются? Уважают его? Заботятся о нем? Не обижают? Сознают ответственность за него? Стараются честно, как могут, справляться с трудностями? У них получается? Хватает ресурсов? Вот это важно. Важно не то, что человек в глубине души хочет, а то, что он на самом деле, в реальности делает. Судить душевные порывы и стремления может лишь Господь Бог. Мы просто люди и оценивать можем лишь реальные дела и их последствия, и то в меру своих способностей.

 

Это не значит, что вопрос о мотивации лишний. Очень даже хороший, полезный вопрос. Когда люди задают его САМИ СЕБЕ, когда сами пытаются разобраться в своих ожиданиях, иллюзиях, надеждах. Ведь если что – разочаровываться им самим, справляться с разочарованием – тоже им. Но пытаться ответить на вопрос «зачем» кратко и внятно, да еще и «правильно» – безнадежное дело. Вопрос о мотивации – это сочинение на свободную тему.

 

С самим собой или между собой об этом очень полезно думать и говорить. Себе очень важно задать некоторые вопросы и честно на них ответить. И мало кто из кандидатов в приемные родители не задавался вопросом: а как нам самим убедиться, что у нас такая мотивация, как надо? Вдруг мы и правда «неправильно» хотим ребенка и потом все будет плохо? Как это определить?

 

Прежде всего не стоит пытаться получить ответ полный и исчерпывающий. Как говорил мудрец Заратустра, «я не настолько глуп, чтобы думать, что понимаю причины своих поступков». Своя душа для человека не меньшие потемки, чем чужая, наше сознание и подсознание устроены сложно, они умеют ловко маскировать от нас наши же глубинные побуждения, страхи, предрассудки. С подобными примерами мы сталкиваемся постоянно. Например, человек зарабатывает очень мало, хотя вроде и способностями не обделен, и образование приличное, и профессия востребованная. Он сам может говорить (и думать), что ему просто не везет. Или что он выше меркантильных интересов. Или что деньги ему просто не нужны, ведь у него и так все есть. И каждое из этих утверждений может быть правдой. А может маскировать собой, например, страх быть успешным. Или травматические воспоминания детства, когда сначала была хорошая семья и родители жили душа в душу, а потом папа стал вдруг очень много зарабатывать, родители начали ссориться и вскоре папа ушел. Или еще что другое.

 

И как тут быть? Перед принятием ребенка всем проходить многолетнюю психотерапию, чтобы выявить все-все подлинные пружины и мотивы? Боюсь, дети успеют вырасти в детдомах за это время.

 

На самом деле, мне кажется, не так много мотивов заведомо «плохих» и их неправильность всем очевидна. Например, ясно, что брать приемного ребенка с целью использовать его как бесплатную прислугу нехорошо (хотя в недавнем прошлом это казалось в порядке вещей и, кстати, многих сирот спасло от неминуемой гибели). Про мотивы уголовные и говорить нечего.

 

В общем и целом всем понятно, что приемный ребенок не может и не должен быть:

 

• средством спасения вашего брака;

 

• средством доказать себе, семье и окружающим, что у вас «все, как у людей»;

 

• средством перевоспитать ваших детей;

 

• средством развлечь ваших детей;

 

• средством заменить ваших нерожденных детей;

 

• средством заменить ваших выросших детей;

 

• средством заменить вашего потерянного ребенка;

 

• средством исправления тех ошибок, которые вы совершили, воспитывая собственных детей;

 

• средством избежать безнадежности и одиночества;

 

• средством выполнения миссии (гуманистической, христианской и т. п.).

 

Ребенок вообще не должен быть средством даже для самых благих целей. Если вы хотите именно ребенка, чтобы он жил и рос с вами, чтобы любить его, заботиться о нем, если главное ваше желание – обычное, такое естественное человеческое желание – быть родителем, значит, все в порядке. При этом все остальные мотивы тоже могут вполне присутствовать, если они становятся дополнением к этому основному.

 

Дети, кстати, тоже чувствуют, если приемным (как и родным) родителям нужны не они сами по себе какие есть, а некие другие цели, которых достигают их посредством. И знаете, что сделает в этой ситуации любой сколько-нибудь сохранивший волю к жизни ребенок? В лепешку расшибется, чтобы те цели, которых вы хотите добиться, используя его как средство, никогда не были достигнуты. Он будет максимально не похож на того, кого призван заменить; он будет драться с ребенком, которого призван развлекать, и дурно влиять на того, которого призван воспитывать; он будет избегать общения, если должен избавлять от одиночества, и совершать чудовищные поступки, если ваша цель была – наставить на путь истинный заблудшую душу. Не из вредности, нет, совершенно неосознанно. Просто каждый человек (а однажды уже отвергнутый – особенно) нуждается в том, чтобы его ценили и любили просто так. И если ему в этом отказывают, он протестует всеми доступными ему способами, пытаясь докричаться: «Я не хочу быть лишь средством, откажитесь от такого взгляда на меня, все равно ничего не получится». Ради того, чтобы его отчаянный вопль услышали, ребенок готов действовать во вред себе, разрушать отношения, рисковать своим будущим, да он все будет готов поставить на кон ради шанса получить настоящую, бескорыстную «ни за что ни про что» родительскую любовь. Потому что для ребенка это не блажь, не удовольствие, а воздух, без которого его душа умирает. А когда человеком движет отчаяние, он не стесняется в средствах и не щадит ни себя, ни других.

 

И наоборот: дети, которых любят ради них самих, без всяких условий, оказываются удивительно чутки и благодарны. Когда ребенок окончательно привыкнет к семье, когда в его душе восстановится мир и он поверит, что любим и что это насовсем, он обязательно захочет откликнуться. Для ребенка, который знает, что любим и принят, вполне естественно мирно играть с братьями и сестрами, стараться порадовать своими успехами родителей, быть с ними близким и откровенным. Но все это не условия, на которых ребенка принимают, а как раз следствие того, что он был принят.

 

Еще несколько слов о последнем пункте в нашем списке. Звучит он замечательно: «Хочу сделать благое дело, помочь ребенку, оставшемуся без семьи». Настолько замечательно, что некоторые сотрудники органов опеки даже отказываются работать с семьями, если они не назвали этот мотив одним из первых. Но могу сказать по опыту – не все так просто. Конечно, каждый, кто приходит за ребенком в детский дом, в том числе хочет ему помочь – это естественно и правильно. Но если мотив «помочь», «сделать богоугодное дело», «принести кому-то пользу» – единственный или превалирующий, я бы советовала не торопиться. Да, сирот жалко, да, дело богоугодное. Но одно дело – взять, другое – растить год за годом, день за днем. И если у вас нет обычной родительской «корысти» – желания иметь ребенка, общаться с ним, радоваться ему, а вы лишь выполняете миссию, «несете свой крест», очень возможно, что надолго вас не хватит. Наступит физическое и эмоциональное истощение, при этом вы не сможете черпать силы, как обычный родитель, из самого общения с ребенком, из его забавных словечек, из утренних сонных поцелуев, из веселой болтовни по дороге в школу – вы ведь не для радости все это затеяли, а из жалости или из чувства долга. Из чувства долга и из жалости можно ухаживать, кормить, одевать, учить, но любить – нет. А даст ли ребенку счастье родитель, для которого сам ребенок – «тяжкий крест»?

 

Поэтому помочь – дело святое. Но поскольку работа, которую вам предстоит выполнять, в значительной степени делается сердцем, чувствами, очень важно еще и просто хотеть ребенка, хотеть именно для себя, ведь ему нужны не спасители, а родители.

 

Итак, все мотивы (кроме криминальных) имеют право на существование. «Хотим ребенка» – замечательно, «хотим помочь» – тоже хорошо, «хотим, чтобы нашему ребенку было с кем играть» – в принципе, понятный мотив, «хотим работать и получать зарплату, воспитывая детей дома» – тоже нормально. И даже «скрепить брак», «чтобы было кому стакан воды подать в старости», «чтобы быть как все, с ребенком», «чтобы заменить собственного погибшего ребенка» – тоже при определенных условиях могут быть вполне конструктивными мотивами, если они не единственные и не главные.

 

Риск только в одном: если мотив окажется неудовлетворен. Вы хотели, чтобы ребенок дружил и играл с вашими детьми, а он дерется, ругается и вообще хочет общаться только с вами, а их чтобы не было. Вы хотите стать родителями сироте, а он любит свою пьющую маму, тоскует по ней, а вас мамой не называет. Вы хотели скрепить брак, а из-за стресса после прихода ребенка, из-за огромного количества новых проблем и обязанностей брак стал, наоборот, разваливаться. Вы хотели достойного наследника, а ребенок не желает получать образование и вообще не факт, что это он будет вас поддерживать в старости, а не вы его до последнего дня. Вы хотели быть «нормальными, как все», а теперь на вас косятся другие мамы на детской площадке и только что вслух не говорят, что, мол, пришла тут со своим ненормальным ребенком. Все это вполне возможно. Никак предугадать и предотвратить такие варианты не удастся, в этом надо отдавать себе отчет заранее, «на берегу».

 

Вот поэтому я предложила бы ответственным кандидатам в приемные родители проверить собственные мотивы с помощью простого вопроса: «А если не…?» А если ребенок не скрепит брак, не подружится с вашим ребенком, не заменит потерю, не получит образования, не захочет разделять вашу веру, ваши ценности и убеждения, никогда не станет считать вас мамой и папой, не сможет преодолеть отставание и реабилитироваться после пережитого (то есть вы не сможете ему полностью помочь)?

 

Что если не…? Задавайте себе этот вопрос и прислушивайтесь к тому, что происходит в душе. Все ваши мотивы один за другим рассыпаются? Или вы даже не в силах представить себе, как это возможно, чтобы «не»? Тогда стоит подождать и подумать, может быть, действительно обратиться за помощью к психологу, чтобы лучше разобраться в себе.

 

Или вы готовы решить: если даже не все сбудется, все равно ребенок будет в семье, все равно у нас будут свои отношения, все равно будет какая-то общая история, из которой что-нибудь да выйдет, и мы готовы постараться, понимая, что нет гарантий успеха и исполнения всех желаний. Тогда – вперед. И любой ваш мотив, самый «неправильный», пойдет в дело и поможет все преодолеть.

 

Еще одно. Скорее всего, вопросы: «А зачем вам это нужно?», «А какая у вас мотивация?» будут вас злить. И знаете что? Вы правы. Потому что в них всегда скрыто убеждение, что «просто так» приемных детей не берут. Что от хорошей жизни растить чужого ребенка никто не станет. Только если есть свои проблемы, которые с его помощью пытаются решить. Самоценности ребенка этот вопрос не предусматривает вовсе. И я очень хорошо понимаю, почему приемные родители буквально взвиваются от этого вопроса. Отвечать на него всерьез означает признать правоту этой картины мира, признать себя схемой, а ребенка – функцией, средством. Это вызывает протест, злость – да и ничего другого вызывать не может.

 

Вопрос «зачем?» исходит из того, что никаких детей-сирот в реальности нет. Если они «зачем-то» понадобятся, их вынут из виртуальной базы данных и дадут. Но они ведь есть. Живут, дышат, ждут. Невозможно об этом не думать и не помнить, совершенно естественно стремиться им помочь, нормально отвечать любовью на их неутоленную потребность в любви. Это как если бы пожарного, который бежит к горящему дому, чтобы спасти ребенка, схватить за рукав и спросить: а какая у тебя на самом деле мотивация?

 

Но не расстраивайтесь слишком сильно. Разберитесь – для себя – со своей мотивацией, а для посторонних придумайте короткий и простой ответ. Например, одна знакомая мама так отвечала на вопрос, зачем ей приемные дети: «Да просто для прикола!» Ответ не хуже любого другого. А в анкете напишите то, что полагается писать. Обычно сочетание «хотим ребенка» и «хотим помочь» всех устраивает.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=21



#26 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 10:44

В Кыргызстане всё не настолько плохо. Здесь не занимаются выявлением правильной мотивации. В опсд просто формально спрашивают "зачем?" и уточняют 'точно-точно ли решили'.
Это делается для профилактики возвратов. Так что работников опсд тоже можно понять.

 

Но надо быть честными с собой. И хорошо обдумать, что движет желанием взять. Отнестись со всей ответственностью.
Ведь детки не игрушка. Особенно уже травмированные детки.
Надо сразу понимать, что предстоит большая Работа по реабилитации ребёнка.
Потребуется много сил, нервов, терпения.
И не на месяц или пол годика. Энергоёмкая работа по реабилитации может затянуться на несколько лет.



#27 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 10:53

Как подстелить соломку?
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье").

 

Все мотивы взвешены, залежи «мусора» разобраны, вы уверены в своем выборе. Ну или почти уверены… Или совсем не уверены… С одной стороны, так хочется… А с другой…

 

Страшно? Конечно, страшно! Как подумаешь… А вдруг и вправду там все дети больные? А вдруг гены сработают и он вырастет алкоголиком? А вдруг мы его не полюбим – ведь неродной? А вдруг… А вдруг…

 

Вообще, как мы уже говорили, тревожиться нормально. Страх за ребенка – признак ответственности, серьезного отношения к делу. Разве при рождении ребенка мы боимся меньше? К счастью, в процессе беременности невозможно «просто передумать», а то человечество, пожалуй, уже давно бы вымерло. А по дороге к приемному ребенку – можно. В каких-то случаях как раз хорошо, если семья, осознав, что не готова, передумает или на время отложит затею. Но очень жаль, если остановятся на полпути люди, которые могли бы стать прекрасными родителями, но испугались «страшилок».

 

Общий принцип здесь такой: если не уверен в себе, в своей семье – десять раз подумай. Если боишься чего-то, связанного с ребенком, – просто вооружись информацией и действуй дальше: при ближайшем рассмотрении все оказывается не так страшно. Удачным ли будет ваше предприятие, зависит от вас намного больше, чем от того, каким окажется ребенок. К сожалению, пришлось видеть немало семей, которые не справились с самыми обычными детьми, без всяких серьезных проблем. И замечательно, что есть очень много семей, которые с самыми тяжелыми детьми все преодолевали и были счастливы. Главное, чтобы именно взрослые не оказались «слабым звеном», и тогда с ребенком они справятся.

 

Конечно, вам будет спокойнее, если вы сможете рассчитывать на помощь и поддержку профессионалов. И еще – если вы как можно лучше подготовитесь. В этом смысле вам – приемным родителям – крупно повезло. Не так часто в жизни встречаются ситуации, когда многое можно предвидеть заранее и ко многому подготовиться – подстелить соломки. Принятие в семью ребенка из детского дома – как раз такой редкий случай (и в этом смысле даже имеет преимущество перед стандартным способом завести потомство). Приложив некоторые усилия и изобретательность, вы можете запастись приличным стогом соломы на разные случаи; и хотя, не набив шишек, вообще никое дело не сделаешь, но заметно снизить «травматизм» для своей семьи и для ребенка вы вполне сможете.

 

(Далее Людмила петрановская рассказывает о пользе ШПР (школе приёмных родителей), обязательной в России с 2012года. Если есть желание, то прочитать об этом можно вот здесь
http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=24 .
В Кыргызстане нет обязательного прохождения ШПР).

 

Есть еще кое-что, о чем хотелось бы предупредить. У нас, у взрослых, тоже было детство. И тоже были травмы. В большинстве своем не такие серьезные, как у детей из детского дома, и мы давно их пережили и переработали. Но бывает, что в прошлом приемного родителя тоже было насилие, горе или запредельное одиночество. И оно вроде уже позабыто и никак жить не мешает, но как только в дом попадает ребенок с аналогичной травмой, происходит резонанс – вся прошлая боль вдруг всплывает и накрывает со страшной силой. И ребенок получает рядом с собой не сильного, умного, способного помочь родителя, а такого же, как он сам, несчастного ребенка. Не лучший вариант, как вы понимаете. Поэтому – это важно – если у вас был очень травматичный непроработанный опыт, постарайтесь проработать его заранее (обратившись к психологу) либо по возможности не берите ребенка с аналогичной травмой. Хотя это не всегда известно заранее, например факты сексуального использования нередко всплывают в памяти ребенка только на второй год жизни в новой семье. Так что серьезные травмы лучше все-таки проработать или по крайней мере точно знать, куда вы обратитесь, как только накроет.

 

Читайте литературу, пользуйтесь интернет-ресурсами, специальными изданиями для приемных родителей. Задействуйте при чтении не только голову, но и чувства, обсуждайте прочитанное с другими членами семьи, мысленно представляйте, что бы вы стали делать в той или иной ситуации, пытаясь при этом понять и чувства ребенка тоже. Все это обеспечит вас приличной охапкой «соломы» – и в путь.
http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=23



#28 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 10:57

Ближний круг.
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье").

 

... надо понимать, что вы не застрахованы от реакций всякого рода. Возможно, найдутся доброхоты, которые будут прямо при ребенке жалеть «сиротиночку» и клясть «мамаш-наркоманок». Или те, кто прямо спросит у вас: «Зачем вам это нужно? Кто-то бросил, а вы подобрали!» Может быть, даже попадутся родители в группе детского сада, которые будут про себя или вслух ворчать, что не понимают, почему это их нормальные дети должны быть вместе с «детдомовским».

 

Конечно, это будут отдельные эпизоды, а многим приемным семьям вообще практически не приходится сталкиваться с негативной реакцией окружающих, но готовым к этому быть нужно. Потому что вы в первую очередь отвечаете за ребенка (и своих родных детей, если они что-то подобное услышат). А дети воспринимают действительность так, как ее воспринимают авторитетные для них взрослые, прежде всего – родители. Если завтра с неба начнут падать камни, а мама будет весела и спокойна, ребенок решит, что так и должно быть и это даже забавно. Но если ребенок чуть порезал палец, а мама почти в обмороке – он будет уверен, что случилось нечто ужасное и ему грозит большая опасность. Поэтому прежде всего помните: вашего ребенка никакие бестактные слова и поступки окружающих серьезно ранить не могут, по крайней мере лет до 10. Если вы в ответ лишь пожимаете плечами или даете вежливый, но твердый отпор, ребенок и минуты не потратит на переживания из-за слов постороннего человека – есть занятия поинтереснее. Но стоит вам напрячься, сжаться от обиды или гнева, отреагировать резко или заговорить со слезами в голосе, и ребенок перепугается, расстроится, разозлится. Несколько повторений – и вот у него уже стойко нарушена самооценка, он уверен, что «не такой, как все», и сам уже боится бывать в новых местах, избегает общения с детьми. Дальше мы поговорим о том, как объяснять ребенку подобные ситуации, как заблаговременно психологически защитить его от «тактичных» граждан.

 

Очень важно, чтобы все взрослые члены семьи еще до прихода ребенка мысленно проиграли возможные ситуации «не того» поведения окружающих и выработали общую линию поведения. Если чувствуете, что не сможете справиться с собой, – найдите специалиста, с которым можно будет проработать свои страхи. Многие семьи рассчитывают, что смогут избежать неприятностей, сохраняя тайну усыновления. Советую не обольщаться. Ведь если вы не преодолеете свои страхи, то напряжение у вас будет возникать все равно при любом, даже непрямом прикосновении к теме, и это чревато еще большими трудностями. Ребенок будет смутно чувствовать, что с ним «что-то не так», но даже не сможет поговорить об этом с вами, потому что вы опять-таки будете напрягаться и закрываться при любых попытках. Невроз ему гарантирован.

 

Кроме того, мы очень часто получаем от окружающего мира именно ту реакцию, которую сознательно или подсознательно ожидаем. Родитель, уверенный, что ему ужасно повезло, что у него есть теперь такой чудесный ребенок и все вокруг, наверное, рады за него, а может быть, и немного завидуют, имеет гораздо меньшие шансы услышать гадость, чем тот, кто постоянно ждет нападения. Сообщайте о своем новом ребенке не извиняющимся приглушенным тоном, а с гордой улыбкой – и услышите в ответ комплименты и слова поддержки. Если же нет… Хоть и редко, но бывают ситуации, когда приходится давать жесткий отпор. Помнится, одной приемной маме, которую буквально донимала при каждом визите участковый педиатр вопросом: «Нет, вы скажите, зачем вам это было нужно, головная боль такая, а?» я посоветовала ответить так (не при ребенке, конечно): «Чтобы он не вырос в детдоме злым и несчастным и не прирезал потом где-нибудь в подворотне вашего родного ребенка». Сработало.

 

Надо сказать, что, общаясь с приемными семьями год за годом, я замечаю, как постепенно общественное мнение меняется в лучшую сторону, становясь все более дружелюбным по отношению к детям и их приемным родителям. И здесь многое зависит от вас самих. Ведь многие бестактны не со зла, а по незнанию, человек просто не представляет, как себя правильно вести. Если это не случайный встречный, а близкий знакомый, скажите ему о своих чувствах, когда он говорит то-то и то-то, поделитесь своими опасениями, что это может ранить ребенка. Прямо скажите о том, что вам важно услышать. Не стесняйтесь попросить друзей и близких: «Знаете, мы ведь с ним каждый день, заматываемся и не все замечаем. Если вы видите какие-то успехи, сдвиги к лучшему, новые симпатичные черточки – скажите нам обязательно, нам это очень нужно».

 

В общем, будьте готовы к тому, что теперь у вас появится постоянная «общественная нагрузка»: день за днем, понемногу, пользуясь каждым удобным случаем, менять общественное мнение, приближать то золотое время, когда приемных детей – не только вашего, а всех – и их родителей будут и у нас в стране встречать с пониманием, теплом и поддержкой.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=28



#29 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 11:08

Каким он будет?
(Глава из книги "Минус один? Плюс Один! Приемный ребенок в семье")

 

Обычно представление о будущем ребенке так или иначе сводится к двум идеям: «совсем маленький, чтобы был полностью наш» или «постарше, но до 5 лет, чтобы успеть подготовиться к школе». Или пресловутая «здоровенькая трехлетняя девочка с голубыми глазами из хорошей семьи, родители погибли в автокатастрофе», чей образ давно стал у специалистов по семейному устройству символом нереальных ожиданий и явной неготовности кандидата к тому, чтобы стать приемным родителем.

 

Чем же так плоха эта самая девочка? Да всем хороша, кроме одной небольшой детали – таких детей в детских домах нет. Если у ребенка «из хорошей семьи» оба родителя погибают, то эта самая хорошая семья костьми ляжет, но кровиночку в детский дом не отдаст. Там обычно оказываются дети, все беды которых не сводятся к «автокатастрофе» и начались, скорее всего, задолго до их рождения. Подавляющее большинство воспитанников сиротских учреждений – не сироты (они социальные сироты: родители живы, но лишены родительских прав), не девочки (а мальчики), не трехлетние (большинство – подростки) и не очень-то здоровы. Ну и с голубыми глазами тоже возможны проблемы, поскольку все больше детей «национальных», рожденных приезжими из стран СНГ.

 

Если эта информация вас расстраивает, то лучше данное разочарование пережить заранее, еще до того, как вы начнете серьезно готовиться к приему ребенка. Тут важно с самого начала отдавать себе отчет: ребенка, которого вы придумали, ни в одном детском учреждении нет. Зато там есть другие дети, возможно, не такие здоровые, трехлетние и голубоглазые, возможно, с непростым характером и поведением, но живые, чувствующие, страдающие, и им очень нужны родители.

 

В самой по себе фантазии об идеальном ребенке нет ничего зазорного, вопрос в том, способны ли вы погрустить о том, что это – лишь фантазия, да и отпустить ее с миром. На моей памяти не раз (и даже не сто раз) люди, пришедшие с мечтой о трехлетней здоровой девочке, становились прекрасными родителями тринадцатилетнему мальчику, или брату с сестрой, или ребенку с каким-то заболеванием. Опыт показывает, что потом эти родители вовсе не жалеют о том, что «расширили коридор возможностей» и обрели ребенка такого, какой есть, а не какого выдумали. Поэтому давайте попробуем подумать о вашем будущем ребенке без идеализаций и фантазий, в более, так сказать, практичном ключе.

 

Большой или маленький?

Вопрос, который обычно встает одним из первых: возраст. И здесь немало мифов и заблуждений. Например, считается, что чем меньше ребенок, тем легче будет ему сформировать привязанность к приемным родителям. Иногда даже приходится слышать страшилки, что если ребенку больше девяти месяцев, привязанность не сформируется у него уже никогда. Все это довольно далеко от истины.

 

Конечно, если вы настроены брать младенца, постарайтесь сделать это как можно быстрее: каждый месяц и каждый день, проведенный ребенком в учреждении, во-первых, является для него мучительным, во-вторых, замедляет его развитие и ухудшает здоровье, в-третьих, означает для вас в будущем более долгую и сложную адаптацию. Поэтому как нашли ребенка, как поняли, что готовы его взять, – не тяните, забирайте, иногда можно договориться оформить предварительную опеку на время улаживания формальностей.

 

В целом же возраст – не главный показатель того, насколько сложно будет ребенок приживаться в новой семье и как будет развиваться привязанность. Тринадцатилетний подросток может оказаться в этом смысле более «легким», если первые годы его жизни прошли в семье, в которой не было ничего ужасного, чем двухлетка, росший в плохом доме ребенка или в семье в ситуации крайнего пренебрежения и насилия. Конкретный ребенок и его обстоятельства, а также ваша готовность справляться с трудностями намного важнее, чем формальный возраст.

 

Что касается очень распространенной идеи «успеть подготовить к школе» – иногда складывается впечатление, что детей для того только и берут, чтобы они в школе хорошо учились. Зачем делать из первого класса Судный день и такую важную веху? Если у ребенка сильная задержка развития, вы все равно ее не преодолеете ни за год, ни за два. И если он уже учится в школе, ему все равно придется помогать, потому что интернатское обучение обычно одно название. Не привязывайтесь к этой дате, в конце концов, всегда можно пойти в школу на год позже, или пропустить год, или вернуться на класс назад. Школа – не смысл жизни и не смысл родительства, правда ведь?

 

Всех детей, вынужденных жить без семьи, очень жалко. И малышей, страдающих от одиночества, и подростков, которые не верят, что их кто-то захочет взять. Мне всегда очень жалко старших дошкольников и младших школьников, которые сначала ждут и верят, что за ними придут, а потом постепенно теряют надежду – ведь «больших не берут». Поэтому подумайте, взвесьте, совсем малышей и так в основном разбирают быстро – вдруг вы сможете взять ребенка постарше? Особенно если это не первый ваш ребенок и вы в свое время уже нанянчились, а сейчас есть опыт и желание помочь тому, кому оказать помощь намного меньше желающих.

 

Еще один важный момент. Иногда приходится слышать мнение, причем весьма категоричное, что приемный ребенок должен быть обязательно младше родного. Мол, так сохраняется естественная иерархия, кто раньше пришел в семью, тот и старше, а если она нарушается, могут быть ужасные последствия. Все это, если честно, сильно преувеличено. Я знаю множество семей, которые, имея своих детей младшего возраста, брали приемных постарше – и все у них было хорошо. В чем-то даже легче – от маленького ребенка меньше риск услышать «или я, или он», он все принимает как данность, а приемные дети обычно охотно возятся с малышами. Другой вопрос, что если у вас дома двое или больше маленьких детей, это само по себе большая нагрузка, и вопрос, сможете ли вы потянуть еще одного ребенка, возможно, с непростым поведением.

 

Исключение здесь одно: встречаются иногда дети, которые в силу личностных особенностей или после перенесенных психотравм очень плохо воспринимают маленьких и слабых, проявляют к ним агрессию. Их немного, но, сами понимаете, если это окажется ваш случай, а в доме младший ребенок, жизнь малиной не покажется. Обычно эта особенность проявляется уже в учреждении, о ней знают воспитатели. Просто поговорите с ними, спросите деликатно: а как он с маленькими? Не обижает? И узнав ответ, принимайте решение.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=29



#30 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 11:10

Что со здоровьем?
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! приёмный ребёнок в семье).

 

Редкий детдомовский ребенок имеет запись в медицинской карте «практически здоров», все дети имеют социально-педагогическую запущенность, нарушения развития речи, многие – задержку психического развития (ЗПР). У многих детей наблюдаются невротические реакции, высокая тревожность, агрессивность, неконтактность, часто встречаются энурез, нейродермиты, гастриты и прочие психосоматические заболевания. При этом надо понимать: то, что написано в медицинской карте ребенка, дает не очень ясное представление о его состоянии.

 

Возможна гипердиагностика, например диагноз «умственная отсталость» детям часто ставят, потому что не хотят или не могут отличить задержку от органической проблемы, а еще потому, что в учреждениях для детей «с диагнозом» у персонала выше зарплаты и меньше наполняемость групп. Сколько я знаю таких деток, «умственно отсталых» по документам, а на самом деле живых, смышленых и талантливых!

 

Возможна и гиподиагностика – поленились обследовать, не придали значения симптомам, чай, не родители, которые на каждый кашель вскидываются. Не вылеченные вовремя, запущенные заболевания, не сделанные в срок операции – к сожалению, все это не редкость.

 

Да и сами диагнозы порой столь расплывчаты, что мало что говорят. Например, страшное слово «энцефалопатия» может значить все что угодно, от состояния «овоща» и полной необучаемости до полного отсутствия симптомов, ребенок как ребенок. Просто часто срыгивал в первые месяцы жизни (а чего бы ему не срыгивать, если кормили из бутылки с огромной дыркой, чтобы поскорее).

 

Из этого следует, что не стоит основывать свое решение только на том, что написано в анкете или медкарте. Посмотрите на самого ребенка, пообщайтесь с воспитателями, с врачом, соберите информацию о его заболеваниях в Интернете, посоветуйтесь с независимыми медиками. Спрашивайте конкретно: что эта болезнь будет означать для вашей семьи? Денежные траты? Невозможность отдать в детский сад? Необходимость строгой диеты? Прием лекарств по часам? Регулярные обследования? Согласитесь, вопрос: «Могу ли я взять ребенка с ВИЧ?» вызывает ступор, а вопросы: «Смогу ли я строго соблюдать протокол приема лекарств и какие есть гарантии, что эти лекарства у ребенка всегда будут?» или «Смогу ли я обеспечить безопасность остальных членов семьи и что для этого нужно?» – гораздо более конкретные и полезные для дела. Прежде чем пугаться и шарахаться от диагноза приглянувшегося вам ребенка, узнайте, какие есть возможности лечения, льготы, благотворительные программы. Сейчас довольно много общественных организаций поддерживают семьи, принявшие на воспитание больных детей или с особенностями развития, а это значит, что вы не останетесь один на один с проблемами – медицинскими, денежными и психологическими.

 

К сожалению, иногда будущих приемных родителей запугивают сами специалисты, даже в ШПР, неверно подавая информацию. Вспоминаю одну пару, которая приехала ко мне на консультацию из далекого города. Они познакомились с девочкой пяти лет из подшефного детдома, ребенок запал в душу, хотели взять домой. Но оказалось, что бабушка девочки больна шизофренией. «А в ШПР нам говорили: если у родственника шизофрения, то у ребенка вероятность заболеть в пять раз выше! И что же делать, брать ребенка, чтобы смотреть, как он сходит с ума? Но мы ее уже любим! Но в пять раз!» Я им говорю: «У каждого из нас вероятность заболеть шизофренией около 1 %, а если есть больные среди родственников – то может быть и 5 %». «5 %? Всего-то?» – воскликнули они и, наскоро попрощавшись, буквально выбежали из кабинета со словами: «Мы еще успеем на обратный поезд». Побежали, значит, за ребенком. Обратите внимание, что формально я сказала то же самое, что они услышали в ШПР. Но там они услышали это как приговор, а сейчас вдруг поняли, что это лишь риск, опасный, но не слишком вероятный. Не дайте себе пройти мимо своего реального, в руки идущего счастья, испугавшись гипотетических несчастий. К сожалению, от подобных заболеваний не застрахован никто, в том числе и самые родные и любимые дети. Кроме шизофрении любого ребенка подстерегает еще множество опасностей, болезней и несчастий. Стоит ли так зацикливаться? Или лучше делать то, что просит сердце, и верить в лучшее? Ведь что бы ни случилось, никто не отнимет у вас сегодняшней любви, нежности, близости.

 

Кроме того, как показывает опыт, многие болезни, даже довольно тяжелые, хронические и с плохим прогнозом, вдруг начинают растворяться и уходить куда-то сами по себе по мере того, как ребенок осознает, что нужен и любим.

 

В общем и целом суть этого этапа принятия решения – перейти от вопроса: «Какого ребенка мы хотим?» к вопросу: «Какому ребенку мы сможем помочь?» Как только это у вас получится, вы почувствуете огромное облегчение. Потому что найдете гораздо более правильную, человеческую роль: не покупателя, перебирающего «товар», а взрослого человека, обладающего определенными ресурсами и готового ими поделиться с ребенком, который в вас нуждается. Сразу станет понятно, что еще нужно узнать и сделать, сами собой придут нужные вопросы, на которые следует раздобыть ответ, и встреча с вашим – вашим, хотя ни вы, ни он об этом еще не знаете – ребенком станет совсем близкой.
http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=30



#31 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 11:22

«Как понять, что это наш?»
(Глава из книги Людмилы петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмные дети в семье")

 

Итак, решение принято, вы примерно представляете себе, какой ребенок может войти в вашу семью. Следующий вопрос: как его искать и как понять, что это тот самый? Детей вроде много, и база данных в Интернете есть, и в журналах печатают рубрику «Им нужна семья». Однако на деле все бывает непросто.

 

Мне приходилось видеть, как потенциальные приемные родители, уже получившие на руки заключение опеки, сидят в небольшой комнате регионального банка данных и листают папки с личными делами детей. В папке находится небольшая фотография, раньше черно-белая и мутная, сейчас все чаще цветная и качественная. Скупые строчки: имя, статус, диагнозы. Мужчины и женщины растерянно листают папку за папкой, над некоторыми замирают, показывают друг другу. Кивают головой, качают головой. Вникают в буквенные обозначения заболеваний, спрашивают – это что?

 

Кто-то решительно откладывает в сторону папки мальчиков – им нужна дочка. Кто-то сразу смотрит на возраст. Кто-то – на тип внешности. Иногда засмотрятся на ребенка, но со вздохом тоже отложат: написано, что есть братья и сестры.

 

Странное зрелище, странный процесс. Как они выбирают? Что при этом чувствуют? Как этот выбор отражается на их будущей жизни с ребенком? И на какие грабли здесь можно наступить?

 

Часто приходится сталкиваться с установкой «найти своего ребенка, того самого, единственного, который где-то нас ждет». Такие родители, особенно мамы, иногда месяцами, а то и годами сидят, листая сайты с детскими фотографиями, и сочиняют сказки о том, как аист «ошибся» и отнес их ребенка куда-то в другое место. Обычно это бездетные семьи, которые берут приемного ребенка впервые, нередко именно они настроены свято блюсти тайну усыновления и даже готовы имитировать беременность.

 

Установка на поиск в детских домах «своего» ребенка, который попал туда по недоразумению, чаще всего говорит о том, что травма бездетности не проработана и не преодолена. Люди не приняли как данность невозможность родить ребенка и утешают себя фантазиями о «заблудившемся аисте». К сожалению, как мы уже говорили, это небезобидно, потому что после принятия ребенка в семью любое его несходство, несоответствие ожиданиям, сам факт его приемности будут больно ранить. Родители будут жить в постоянной тревоге, что правда откроется, будут вести себя неуверенно, а это обязательно отразится на ребенке.

 

Важно осознать: того ребенка, которого вы не смогли родить или которого потеряли, нет ни в одном детском доме. Там есть другие дети, они замечательные, и им очень нужна семья. Погорюйте по поводу своей бездетности столько, сколько вам нужно, а потом уже идите не за «своим заблудившимся», а за приемным ребенком. Который, конечно, станет в свое время родным и самым-самым, но не благодаря тому, что вы его «нашли», а благодаря тому, что вы о нем заботились.

 

Часто семье кажется, что если ребенок внешне на них похож, с ним будет проще, он быстрее станет «совсем родным». На самом деле от внешности это зависит в последнюю очередь. Купившись на внешнюю похожесть, нередко берут детей, с которыми потом не в силах справиться, даже если об особенностях ребенка предупреждают специалисты. С другой стороны, сходство – понятие очень относительное. Восприятие человека зависит не только от врожденных черт лица, но и от мимики, привычных выражений. А все это дети быстро перенимают у приемных родителей. Иногда диву даешься – были совсем разные, а через пару лет – явно родственные черты проступают. В одной моей знакомой семье растет мальчик южной внешности, темноглазый и кудрявый, а их родная дочь, одного с ним возраста, типичная славянка, русая и сероглазая. Однажды приемная мама со смехом рассказывала, как ее спросили: у вас дети – близнецы? Так что похож он на вас станет в любом случае, никуда не денется. Сейчас можно об этом не думать.

 

Кто-то ждет, чтобы «екнуло», чтобы «сердце отозвалось». Действительно, некоторые приемные родители вспоминают, как, увидев в первый раз своего будущего ребенка, словно узнали его, у них замерло сердце, перехватило дыхание, потекли слезы и т. д. Так бывает, как бывает и любовь с первого взгляда. Это скорее исключение, чем правило, обычно взаимное влечение возникает все же не с первого взгляда и не с первой встречи. Но самое главное – не в этом. Любовь с первого взгляда совершенно не гарантирует долгой и счастливой совместной жизни. Она просто означает, что увиденный человек очень точно попадает в наши неосознанные ожидания, кажется отвечающим каким-то затаенным потребностям души. Очень часто потом оказывается, что это лишь показалось. Или что потребности вовсе не те, которые следует удовлетворять (например, девочки, выросшие с жестокими отцами, часто выбирают в мужья склонных к насилию мужчин, причем обычно влюбляются как раз «с первого взгляда»). Потому к «еканью» надо относиться философски. Случилось – хорошо. Это не отменяет всей остальной процедуры принятия решения, о которой тут идет речь. Не случилось – тоже ничего страшного, из-за этого отказываться от ребенка глупо. Можно так всю жизнь прождать «еканья» и остаться без ребенка.

 

Когда ребенок сразу нравится, вызывает симпатию – это замечательно. Это облегчает контакт на первых порах, придает родителям сил, улучшает их настроение. Однако есть тут один подвох. Часто умение нравиться взрослым, с первых слов их очаровать является как раз признаком формирующегося расстройства привязанности. Такой ребенок, оставшись без родительской любви, как бы решает собрать ее с миру по нитке, он научается неотразимому обаянию, становится любимцем воспитателей, звездой группы и за счет всеобщего восхищения скрашивает себе сиротскую жизнь. К сожалению, часто такие дети потом с трудом отказываются от поверхностных отношений и решаются на глубокие чувства. С этим тоже можно справиться, но лучше за такую задачу браться опытным родителям, которые не нуждаются в быстрых ответных чувствах ребенка. Если же в семье это единственный ребенок и с ним связаны все родительские надежды, поверхностность его чувств и манипулятивность поведения может стать тяжким испытанием. Есть риск, что родители разочаруются и впадут в отчаяние раньше, чем ребенок решится наконец их полюбить. И напротив, невзрачный «заморыш», который сидит в уголке и не решается приблизиться и заговорить, может быть, как раз терпеливо ждет, когда будет кого полюбить и кому открыться. Часто так и бывает.

 

Есть семьи, которые говорят: «Ребенок не товар, чтобы его выбирать. Мы возьмем первого попавшегося». Это очень достойная позиция, ведь в самом деле – когда ребенок рождается, его не выбирают. Какой родился, такого и любят. И все же есть одно «но». Когда ребенок рождается, даже если он не совсем здоров или не того пола и внешности, как хотелось, все мощные силы природы работают на то, чтобы у матери и отца сформировалось отношение любви, заботы, ответственности по отношению к нему. Женский организм вырабатывает определенные гормоны, сам ребенок активно работает, создавая привязанность. Поэтому даже если в первые часы и дни после родов никакой особой родительской любви и счастья не чувствуется, обычно очень скоро все «положенные» чувства приходят. В случае с приемным ребенком нет природной поддержки. Привязанность предстоит создавать сознательными усилиями. И в этом процессе очень важно, чтобы ребенок был принят телесно.

 

Никто толком не знает почему, но действительно есть некое чувство «своих детей». Вот смотришь на детей знакомых, на ребят на детском празднике – и часто очень отчетливо различаются дети «свои» и «не свои». Это не зависит ни от пола, ни от возраста, ни от того, насколько ребенок красив и ухожен. Просто к одним руки так и тянутся, хочется их обнять, потискать, а другие телесно «чужие». Так же как в отношении взрослых не всякий человек, даже объективно красивый, кажется нам притягательным. Как ни крути, мы во многом все-таки животные, и с этой нашей природой надо считаться. Собака может принять чужих щенков и выкормить как своих, а может зарычать и отказаться. От чего это зависит? Никто не знает. Она их обнюхивает и решает. И потом ее бывает трудно переубедить. Конечно, мы разумные существа и можем подчиниться требованиям разума и совести, но стоит ли так себя ломать?

 

Речь не идет о единственном «вашем» ребенке, том самом, которого необходимо найти. «Ваших детей» среди воспитанников домов ребенка и детских домов много, большинство вполне «ваши». Но прежде чем принимать решение о том, что вы станете родителями конкретному ребенку, прислушайтесь к своему природному началу. Неважно, как он выглядит, неважно, какой он национальности, и даже неважно, как он сам на вас отреагирует. Просто возьмите на руки, посадите на колени, обнимите, вдохните запах. Вам нормально? Не надо, чтобы что-то «екало», просто – нормально? Сопротивления, отторжения нет? Значит, ваш. В ходе повседневной заботы придет и любовь, и чувство родности. Если же тело протестует, если прижать ребенка к себе вы можете только после волевого усилия – подумайте сто раз. Возможно, вам придется долго и мучительно перебарывать себя, а ведь для кого-то другого этот же ребенок сможет оказаться самым родным и желанным.

 

В идеале помогать семье найти ребенка должны специалисты служб по семейному устройству. Вернее, они должны искать семьи для тех детей, которые в этом нуждаются, и, хорошо зная особенности семьи, ее возможности, опираясь на свой профессиональный опыт, предлагать ей познакомиться с конкретным мальчиком или девочкой. Мне много раз приходилось наблюдать, как в случае профессиональной работы семья, даже взяв ребенка, совсем не похожего на «заранее придуманного», была потом счастлива с ним. Ведь сама ситуация «выбора» ребенка на самом деле сомнительна с этической и психологической точки зрения. Одно дело – согласиться или отказаться в конкретном случае, взвесив все за и против, другое – листать анкеты и просматривать фотографии действительно как каталог. И потом при первых трудностях ловить себя на мысли – надо было брать не этого, а того, тот бы так не сделал.

 

Вспоминается семья, которая очень хотела маленького ребенка, лет двух. Ребята были молодые, детей не было, хотелось понянчиться с самого начала. Но когда они познакомились (так получилось) одновременно с несколькими девочками и мальчиками, то так растерялись и почувствовали такую неловкость, что ушли, так ничего и не решив. Прошло несколько месяцев, мы позвонили им, чтобы узнать, как дела. И услышали: «А у нас уже есть сын, его зовут Витя, ему 11 лет. Мы очень счастливы!» Оказывается, знакомые из благотворительной организации попросили их приютить на каникулы кого-то из ребят, приехавших в Москву на экскурсию. Так они познакомились с Витей. А прожив с ним неделю вместе, подумали: «Кого нам еще искать? Вот же он, ребенок!»

 

Поэтому замечательно, если кто-то выступит в роли «аиста» или сама судьба подбросит такой вариант. Однако если пришлось рассчитывать только на себя, постарайтесь не придавать слишком большого значения процессу поиска. Мы не ясновидящие и не все в наших руках, не надо никого судорожно искать. Спокойно и не спеша проанализируйте свои возможности, определите список приемлемых – не желанных, а приемлемых – вариантов, а потом просто позвольте событиям идти свои чередом. Возможно, ребенка вам предложат в опеке, возможно, ваш – это просто тот, чья симпатичная мордашка первой выскакивает при нажатии кнопки «Искать» на сайте. Возможно, вы придете знакомиться с одним ребенком и вдруг поймете, что не можете уйти без вон того, страшненького, которого никому даже не предлагают. Возможно, о ребенке, которому очень нужна семья, вам расскажут знакомые волонтеры или приемные родители. Как бы то ни было, если у вас есть место в доме и в сердце для приемного ребенка, пустым оно не останется.

 

http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=30



#32 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 11:28

Идем знакомиться!
(Глава из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье").

 

Итак, получено направление на знакомство, известен адрес детского дома, едем знакомиться. Страшно? Еще бы. Судьбоносный момент.

 

Сама процедура знакомства никак в законе не описана и проходит она на усмотрение учреждения. Где-то вас могут пригласить в группу и показать «вашего» среди других детей, чаще его приводят (приносят) к вам и дают возможность познакомиться поближе.

 

Как проводить знакомство – зависит от возраста ребенка и его реакции. Если это совсем малыш, что тут думать: смотрите, берите на руки, нюхайте, прислушивайтесь к себе. Понравился, обсудили с семьей – сразу подписывайте согласие. В последнее время иногда учреждения начинают настаивать на десяти встречах, чтобы «убедиться, что установлен контакт». Помните, что десять встреч для установления контакта и принятия решения – это ваше право, а не обязанность. Если вам хватило одной – значит хватило, если ребенок мал, устанавливать с ним контакт, а потом каждый раз уходить – довольно жестоко, лучше скорее забрать домой и там уже контактировать вовсю.

 

Другое дело – ребенок постарше, особенно после 10 лет. Его нельзя просто взять за руку и увести домой (и по закону нельзя, и по совести). Важно, чтобы он сам захотел. Однако на это может понадобиться время, ребенок может стесняться высказать свое желание. Не спешите, пообщайтесь, походите к нему в гости, дайте понять, что уважаете его чувства и желания. Очень помогают фотографии дома и членов семьи (не забудьте про фото домашних питомцев – это самое то!). Возможно, ребенку важно услышать, что вы не будете против его встреч с родственниками. Возможно, у него есть старший брат или сестра в том же учреждении, которые уже не хотят в семью, но обсудить с ними переход их младшенького к вам, возможность общаться по телефону, встречаться обязательно нужно – это значительно снизит тревогу ребенка. Иногда ребенка старшего возраста имеет смысл сначала пригласить в гости на день-два, чтобы он освоился на новом месте постепенно.

 

Часто будущие родители бывают обескуражены, если ребенок дичится, не желает с ними разговаривать и вцепляется в воспитателя. Не пугайтесь, это нормально, он ищет защиты у знакомого взрослого, а вас еще совсем не знает и побаивается. Кстати, если он сразу бросается вам на шею с криком «мама!», это тоже ровным счетом ничего не значит. Для него любая тетя – «мама», а любой незнакомый человек – непонятен. Есть немало родителей, которые пережили жестокое разочарование, увидев, как их малыш ровно с тем же криком «мама» и объятиями бросается к подруге, соседке, продавщице в магазине. И есть немало историй, когда родителям приходилось долго и терпеливо «приручать» ребенка, особенно если у него был опыт жестокого обращения, а потом у них складывались прекрасные отношения.

 

Если речь идет о маленьком, до 5–6 лет ребенке, нельзя перекладывать ответственность за решение, быть ли вам вместе, на него. Это ваше и только ваше решение. Не хочет идти на контакт – наберитесь терпения и сделайте так, чтобы захотел. Что тут может помочь?

 

Во-первых, не «наскакивайте». Поговорите сначала при ребенке с воспитательницей, в дружелюбной манере, попросите ее рассказать о том, как устроена жизнь детей в учреждении, какой распорядок дня, что они любят, во что играют. На ребенка можно бросать короткие «заигрывающие» взгляды с улыбкой, немножко кивать и подмигивать, но не сверлить его глазами. Прежде чем взять его на руки, не забудьте сделать приглашающий жест руками и спросить: «Пойдешь на ручки?»

 

Если он совсем дичится, залез под стол, отворачивается, плачет, попробуйте сесть на пол и взять в руки игрушку. Начните с ней разговаривать: «Привет, я Марина, а это Костя. Мы тут пришли с мальчиком Даней познакомиться, а он немножко спрятался. Ничего, мы подождем, он скоро привыкнет и выйдет. А тебя как зовут? Может, Мишка?» Иногда уже в этот момент ребенок начинает отвечать за игрушку, иногда нужно больше времени.

 

Изредка бывает так, что ребенок сильно травмирован и приходится наводить мосты постепенно, по методу Маленького принца: каждый день приходить и садиться на один шаг ближе. Можно оставлять ему сладости и подарочки и тут же отходить в сторону, чтобы он мог спокойно подойти и взять их. Хорошо оставить ребенку большую игрушку, с которой он сможет спать, свои фотографии, свою вещь – шарфик или бусы, какие-то забавные рисунки. Это позволит ему свыкнуться с вашим образом без стресса, наедине с собой. Помните – вам некуда спешить. Кончатся десять встреч – попросите в опеке дать направление снова, это в рамках закона.

 

Главное – не отступайте, не поддавайтесь на провокации, которые иногда начинаются со стороны сотрудников учреждений: «Вот видите, он к вам не хочет». Помните, что и ребенка могут настраивать против вас, если заинтересованы в сохранении «контингента». Доброжелательно, но твердо скажите, что у ребенка есть право жить и воспитываться в семье по закону и если он в силу возраста, неразумия или пережитой травмы пока еще не хочет, значит ваша общая – вас и персонала – задача сделать так, чтобы он захотел. Попросите помощи психолога этого учреждения, сами обратитесь за консультацией – увидев, что вы никуда не исчезаете, а по-прежнему дружелюбны и надежны, ребенок обязательно сменит свой настрой и захочет познакомиться поближе.

 

Используйте свои визиты к ребенку, чтобы получить больше полезной практической информации о нем, беседуйте с воспитателями, психологом, врачом, логопедом, интересуйтесь, что ребенок любит есть и во что играть, чего боится, что его расстраивает. Постарайтесь узнать как можно больше о его истории, о семье, о том, какие травмы он мог пережить, – позже это поможет вам лучше понимать его поведение.

 

Пообещайте, что будете поддерживать контакт с учреждением, сообщать, как растет и развивается ребенок, по возможности приедете в гости. Воспитатели – тоже живые люди и беспокоятся за детей, им это важно.
http://loveread.ec/r...p?id=51023&p=32



#33 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 11:32

Заключение из книги Людмилы Петрановской "Минус один? Плюс один! Приёмный ребёнок в семье".

 

* * *

 

Меня часто спрашивают, какими должны быть приемные родители. За много лет работы ответ у меня остался один: взрослыми. Они должны быть достаточно взрослыми. Все остальное вариативно. Прекрасно растить приемных детей могут люди вспыльчивые, рассеянные, застенчивые, малообразованные, вредные, легкомысленные, зануды – да разные встречаются, и все это ничего. Но они должны быть взрослыми не только по паспорту. Вам понадобится все, что вы накопили за свою взрослую жизнь: ответственность и организованность, способность к самоанализу и честность перед собой, знания и опыт, умение сотрудничать и договариваться, способность планировать и прогнозировать, сила духа и чувство юмора.

 

Я надеюсь, ваше решение принято по-настоящему, в глубине сердца и разума, осознанно и ответственно. Ваша приемнородительская «беременность» подходит к концу. Уже заняли свое место в детской кровать и стол, уже ждут нового хозяина игрушки, уже вся семья насмотрелась на фото, уже все документы в порядке. Все готово. Последний вечер в пока еще тихом доме. Или не тихом, все равно «пока еще». Завтра важный день. Завтра наступит время сказать и вам: «Минус один!»
Это там, в сиротском море, минус один, а у вас-то плюс, да еще какой!

 

С новой деткой вас, с новой жизнью!

 

http://loveread.ec/r...hp?id=51023&p=1



#34 mew

mew

Отправлено 21 Декабрь 2016 - 12:25

Оставляю вас пока почитать и поразмыслить. Думаю есть над чем. :)

 

Далее рассмотрим технические аспекты.
Как оно у нас в Кыргызстане происходит.



#35 mew

mew

Отправлено 22 Декабрь 2016 - 09:48

Итак вы решились и собрались вплотную подойти к вопросу взятия ребёнка из детдома.
Сейчас рассмотрим, как это всё проходит у нас в Кыргызстане.
Сначала отправляетесь в ОПСД (отдел поддержки семьи и детей) по месту жительства. Там вам выдают список необходимых документов.

 

Вот список необходимых документов для кандидатов в усыновители:
1) Заявление на имя начальника.
2) Заявление второго супруга.
3) Свидетельство о браке.
4) Копия паспортов.
5) Справка с МВД об отсутствии судимости. ( срочно за день 100 сом/чел. Несрочно за неделю 78 сом/чел. Мы решили- разница небольшая и выбрали срочно. Итого: 200 сом)
6) Медзаключение:
• Нарколог (Донецкая. 22 сом/чел.. Итого: 44 сом)
• Психиатр ( РЦПЗ, Советская, 1. 50сом/чел. Итого: 100сом)
• Туб. Больница
(Бокомбаева, 137. За заключением. 20 сом/чел.
Пришли с готовой флюрографией, делали по месту жительства муж за 100 сом, потому что с напралением, я за 150 сом (без направления). Флюрографию забирать со снимком и нести в Туб больницу. Там заново просматривают снимок, а потом пишут заключение. Или же можно пройти сразу флюрографию в туб диспансере. Итого:290 сом)

• СПИД (Республиканский центр борьбы со СПИДом. Логвиненко, 8. Сдавать кровь с 8:30 до 12:00, результаты на след. день с 14:00 до 16:00. 110 сом/чел.
Итого: 220 сом)

• Онколог (По месту жительства. Бесплатно.)
• Венеролог (Инфекционка. ул. Льва Толстого, 70. Кровь из вены на реакцию Вассермана. 83 сом/чел. Итого: 166 сом)
• Терапевт (по месту жительства. Бесплатно).
7) Справка о наличии недвижимости с гос. регистра. (90 сом)
8) Автобиография
9) Характеристика (заверенная домкомом)
10) Справка с места работы + доход за последние 6 месяцев.
11) Справка с места жительства о составе семьи
12) Копия техпаспорта на недвижимость семьи
13) Акт обследования жилищно-бытовых условий.

 

(Стоимость на 2013г.)
Потом собираете все справки и документы. Сделать это можно без особой спешки за неделю.
Потом едете в ОПСД по месту жительства. Пишете заявление.
Потом сотрудник ОПСД приезжает к вам на дом, осматривает жилище и выписывает Акт обследования жилищно бытовых условий.
Потом в течении 2х недель в ОПСД проходит комиссия и вам выдают Заключение о возможности быть кандидатами в усыновители.

 

Далее необходимо обращаться в в ОПСД по месту жительства ребёнка.
При обращении в ОПСД по месту жительства ребёнка имейте ввиду, что что Заключения о возможности быть кандидатами в усыновители мало, а надо принести полный пакет документов в подлиннике (ксерокопия не подойдет).
Но ксерокопию всех документов и всех всех справочек сделайте обязательно. Пригодится.
В ОПСД по месту жительства ребёнка необходимо предоставить ваши фотографии.
Там вас поставят на очередь.
И покажут анкеты имеющихся детей.
Приезжать смотреть анкеты надо вместе с супругом/супругой, если вы семейная пара.
Если чьято анкета приглянулась, то вам выписывают разрешение на знакомство.
Далее можете сразу проехать в детский дом/дом малютки/интернат и посмотреть ребёнка.
Постарайтесь ничего не обещать при первой встрече ребёнку, если не уверены, что его заберёте себе.

 

Далее расскажу о минимальных сроках, принятых у нас в Кыргызстане.
Необходимо 2 встречи в дет доме/доме малютки/интернате, прежде чем ребёнка разрешать взять домой на гостевание.
Гостевание - это на 3 дня можно взять ребёнка. Взять в пятницу, а вернуть рано утром в понедельник.
Каждый раз, перед посещением ребёнка надо ехать в ОПСД по месту жительства ребёнка и брать разрешение. Без разрешения вас к ребёнку не пустят.
Прежде чем взять на гостевание, точно также надо приехать в ОПСД по месту жительства ребёнка и взять разрешение на гостевание.
Посте первого гостевания, если вам ребёнок понравился, вы можете взять его на 1 неделю на медицинское обследование.
после этого необходимо взять ещё раз на 3 дня на гостевание, то есть необходимо три раза взять на гостевание, после чего ребёнка вам могут отдать под опеку.
Под опеку ребёнка отдают сроком на 6 месяцев.
После этого можно или продлить опеку или подать заявление в суд на усыновление/удочерение.
Минимальный срок опеки, после которого можно подавать в суд на усыновление/удочерение - то 2 месяца.
Тоесть, если вы полностью уверенны, что хотите быть родителями этому ребёнку, то можно подать в суд, не дожидаясь окончания срока разрешённой опеки, то есть не через 6 месяцев, а через 2 месяца.
В Кыргызстане усыновление/удочерение происходит только через суд.
Опасаться этот формальности в виде суда не надо.
Если за 30 дней решение суда не будет обжаловано, то решение об усыновлении/удочерении вступает в полную силу.
В заявлении в суд сразу указывайте, если хотите изменить фамилию, имя, отчество ребёнка и дату рождения.
Дату рождения можно сдвинуть на 3 месяца в любую сторону, то есть на более раннюю или более позднюю.



#36 mew

mew

Отправлено 23 Декабрь 2016 - 11:28

Хотелось бы поделиться парочкой советов по знакомству с ребёнком.

 

Это всегда волнительное событие.
*Постарайтесь не одевать слишком яркую одежду, когда идёте знакомиться с ребёнком.
* Удобнее будет в удобной одежде, чем в нарядной.
*Будьте аккуратнее с парфюмерией. Сильные яркие запахи могут "отпугнуть" ребёнка.
* Будьте сдержаннее. Напористость, эмоциональность в данном случае не самое подходящее.
* Начинайте контакт глазами.
* Спокойный голос и не заваливайте вопросами.

 

Надо ли брать с собой вкусняшки и игрушки?
Лучше постараться установить контакт. С акцентом на отношения.
Подкупать вкусняшками и грушками смысла нет. Детки в системе дет домов избалованы спонсорами и волонтёрами.
"Что принёс?" - это естественный для них вопрос.
Можно ответить:
- Ничего не принёс/принесла. Я пришёл/пришла к тебе.
Этим вы удивите ребёнка, но выгодно подчеркнёте разницу с волонтёрами и спонсорами. Которые приходят принести и уйти, оставив ребёнка и не взяв его в свою жизнь.
Дети в системе уже привыкли к тому, что незнакомые взрослые приходят, что-то дарят, но не берут в свою жизнь.
Не принеся ничего вы начнёте ваши взаимоотношения с непривычного для ребёнка. Это позволит потом быстрее наладить близкие отношения.

 

Если вам всё же очень хочется принести что-то вкусненькое. Прям очень. Не забывайте, что у детей бывает аллергия. Значит это что-то максимально не аллергенное.
Не удивляйтесь, если банан ребёнок решит съесть с кожурой. Или конфетку с обёрткой.
Но это не повод думать, что дети в системе голодают. Не голодают. Просто нервозность не позволяет научиться казалось бы простым для нас вещам.

 

Если вам приспичило подарить какую-то игрушку, то покупайте сразу две одинаковые.
Вы должны знать, что всё принесённое в дет дом там и останется. Дети потом переживают, что подаренную будущими родителями игрушку не отдали с собой, когда ребёнок уходит в семью. Купив две одинаковые игрушки, вы порадуете ребёнка, когда заберёте домой. Вторую отдадите уже дома.

 

И повторю ещё раз, если вы при знакомстве не уверены на все 100%, что придёте к этому ребёнку ещё, то не обещайте этого. Будьте честными. Ни к чему ребёнку потом изо дня в день, из месяца в месяц ждать и надеется.

 

Если ребёнок вам приглянулся и вы присматриваетесь, собираясь взять потом на гостевание, то можно принести с собой фотографии места, где вы живёте, фотографии членов семьи, фотографии домашних животных, улицы на которой живёте.
Так ребёнку будет легче, когда он приедет к вам. Всё уже будет хоть чуточку знакомым по фотография.



#37 mew

mew

Отправлено 23 Декабрь 2016 - 11:31

В основном особых проблем при знакомстве не возникает.
Но возможно вам пригодится статья Катерины Деминой "Как я была плюшевым мишкой", где она рассказывает об опыте налаживания контакта с травмированным ребенком, который отказывался идти на контакт.
Рекомендую прочитать её здесь http://katryndemina.ru/article/18



#38 revolutka

revolutka

Отправлено 23 Декабрь 2016 - 12:58

mew

Дату рождения можно сдвинуть на 3 месяца в любую сторону, то есть на более раннюю или более позднюю.

 

если ребёнку не исполнилось 2 года, по-моему.

 

Гостевание - это на 3 дня можно взять ребёнка.

 

это для более взрослых (старше 3х лет), на сколько я помню.

на медицинское обследование.

нам дали сопровождающего "с собой" в больницу мед работника (или нянечку). обследовались за 1 день (ребёнок с Дома малютки - везде без очереди и бесплатно. Даже в Джальской больнице без очереди). Психиатра детского пригласили с РЦПЗ на следующий день.

 

Надо ли брать с собой вкусняшки и игрушки?

Нам чётко сказали, что ничего ребёнку давать нельзя. Еду тем более. "Вдруг, после вашего посещения у неё будет отравление или ещё что". Как выяснилось позже наш ребёнок умел только пить, а жевать не умел (1,6 года).
"Игрушки тоже не надо". Там много игрушек на полках.

 

Наш ребёнок не знал, что с игрушками можно играть. Что нужно взять в руки и придумывать ситуации. Обыгрывать, спасать, попадать в какие-либо приключения...
Наш ребёнок просто сидел рядом с игрушкой и смотрел на нас, кинув небрежный взгляд на игрушку: мол, что вы от меня хотите, что вы ждёте.


Сообщение отредактировал revolutka: 23 Декабрь 2016 - 13:39


#39 mew

mew

Отправлено 23 Декабрь 2016 - 15:38

Спасибо про дополнения про дом малютки.
Очень важные.

 

Мы с дет дома брали. Там постарше детки и от того менее строго.
На первую встречу ничего не брали. Но детка лазала по карманам. Вскрыла и мой рюкзак. Вытащив мою пачку овсяного печенья.
Пришлось уж отдать. Воспитатель только за была.
Там приветствуют приносить что-то.
Хотя смысла в этом нет.

 

Взять на медобследование там тоже формальность.
Отдают на неделю.
Результатов не проверяют. Честно сообщают, что это на совести родителей.
Потом лишь бумагу надо подписать, что-то о том, что медицинское обследование провели и вкурсе всех заболеваний.
Это делается на случай, если родителям взбредет в голову вернуть ребёнка обратно всвязи с проблемами медицинского характера.

 

Дату рождения можно любому ребёнку сменить. Любого возраста.
Это разрешено по закону о сохранении тайны усыновления.
Нам это подробно объяснили.
Но мы не меняли. Если бы на год-два, чтобы ребёнок не выглядел настолько отстающим от сверстников. Тогда другое дело.
А пара месяцев нам погоду не делали.
Мы брали ребёнка, которому 4 года 11 месяцев.
С игрушками играть не умела. Вообще.
Ну если не считать игрой избивать игрушки, пинать, кидать и орать на них.
Игрушками начала играть лишь через 2 года дома.
Но у неё и сильное отставание в развитии было.
Психическое развитие по словам психолога дд было на 1,5-2 года.
Рост на 3 года. Вес до нормы 1,5 кг не дотягивал.
Не знала ничего, даже цветов.
Ходила как годовалый ребёнок. С трудом.
Бегать, прыгать, перешагивать через бордюры и лазать по лесенкам не могла.
Речь была мало понятной. Отсутствовало 17 звуков.
Впридачу нам сразу сообщили, что ребёнок необучаемый.
Так что дату рождения мы не меняли. Имя тоже не меняли.
Сменили лишь фамилию и отчество.



#40 mew

mew

Отправлено 24 Декабрь 2016 - 13:38

Итак, подходит время к взятию ребёнка на гостевание или сразу под опеку домой.
Значит пора подготовить жилище :)

 

Прибраться? Пыль вытереть и пол помыть?
Ну об этом можно было и не писать. Это само собой разумеющееся.
Самое важное - сделать дом безопасным для ребёнка.
И... обезопасить всё самое ценное от ребёнка.
Всё-всё ценное убирайте подальше. Если нет сейфа, не помешает обзавестись дальним запирающимся на ключ шкафчиком.
Убираем всё, что вам жалко, если будет уничтожено.
Не хочется вас пугать, но детки в стрессе могут устроить основательный погром.
А лишние переживания: "Ааааа, это были ценные вещииииии!!!" - вам ни к чему.
Объяснять ребёнку с системы (любого возраста) о ценности вещей вы ещё будете долго. Несколько лет.
Так что сберегите свои нервы и ценности тоже.
:)

 

Проверьте, перекрывается ли газ. Пригодится. У нас не перекрывался и это было потом долгой и большой проблемой.
Заглушки на розетки.
Колюще-режущие подальше.
Аптечку лучше в сейф. Или закрывающийся на ключ шкафчик. Все лекарства, лежащие по дому - убрать в аптечку.
Есть серьёзная проблема с лекарстами. Деткам с системы никто не объяснял, что лекарства опасны. Хуже того - их именуют там витаминками, потому детки относятся к ним как к конфеткам.

 

Как приведёте ребёнка домой привыкайте:
* Готовить только на дальних конфорках,
* Убирать нож повыше, даже если вам нужно лишь на секунду отвернуться. ( У меня пятилетка успела пилить себе руку ножом, пока я буквально на 10 секунд отвернулась бросить овощи в суп. Это в мгновение приучило меня класть нож повыше даже если надо положить лишь на пару секунд).

 

Особенность детей в стрессе, а приезд на новое место жительства это огромный стресс, в том, что они:
- не чувствуют боль (Очень часто приёмные мамы жалуются на вечные ожоги об горячие кастрюли. И вариант - обожгётся - поймёт, что больно и трогать не надо - не работает. Не поймёт. И будет раз за разом трогать и обжигаться, трогать и обжигаться. Имейте это в виду);

 

- дети не понимают тепло им или холодно. А значит вам внимательнее надо будет быть к тому, в чём одет ребёнок.
Причём очень часто у детей неадекватная реакция на перегревание. Если видете, что ребёнок неадекватно себя ведёт, первым делом проверьте - не перегрелся ли он. Пощупайте загривок и верх спинки. Если горячие - срочно снимайте лишнюю одежду. Ребёнок чуть остынет и адекватное поведение вернётся.
Так что придётся учиться одевать ребёнка так, чтобы ему было комфортно. :)

 

- Детки испытывают постоянный голод.
И не потому что они голодали. Просто они пребывают в стрессовом состоянии.
Тут очень важно не прятать еду. Дать им возможность вечно жевать.
Поставьте волшебную тарелочку. Хорошо наполнить её классическим зоологическим печеньем. Оно не слишком сладкое. Может какие-то не аллергенные фрукты. Не удивляйтесь, если первое время ребёнок будет ходить постоянно с едой в руках.
Возможно будет переедать до рвоты. Если вы уверены, что рвота не вызвана отравлением, то можно не переживать.
За неделю основной пик обжираний будет пройден и ситуация не будет столь плачевной.
Если ребёнок прячет еду в постель и везде, то дайте ему пакетик с едой или сумочку, чтобы ребёнок мог всегда носить с собой. Возле постели поставьте коробочку с едой. Опять же печеньки, сухофрукты, яблочки.
Всем своим видом показывайте, что вы не переживаете на счёт еды, голодать не придётся и еда в постоянном доступе.
Помогает брать ребёнка в магазин за покупками. Чтобы он видел, что даже если что-то закончилось, то вы идёте и покупаете в магазине. С первого раза не поймёт. А вот с двадцатого поуспокоится.

 

- Дети могут бояться воды.
Одни дети обожают воду и с первых же часов дома с удовольствием купаются в душе или даже ванне.
У других детей вода вызывает панику и истерику. Такое бывает. Отнеситесь с пониманием.
Попробуйте не поливать лицо водой.
Если не поможет, можно по первой просто обтирать мокрой мягкой губкой.
Постепенно приучайте к воде. Потребуется время. Но знайте, что эта проблема решаема. Со временем фобия пройдёт и у вас будет тот ещё любитель воды.

 

Если ребёнок обожает воду и просится часто в душ, то не стоит препятствовать. Вода хорошо успокаивает. Но! Вы должны знать, что просто вода, даже 6 раз в день - не повредит ребёнку, а вот моющие средства вредны для его кожи в таких количествах. Значит пусть плескается без каких-либо моющих средств. Даже саамых нежных и сааамых детских.

 

Имейте в виду, что вам могут потребоваться памперсы даже для десятилетнего ребёнка. Энурез частая проблема деток с системы. Потому лучше заранее поинтересоваться у воспитателя, как обстоят с этим дела. И чем ребёнок старше, тем тактичнее поинтересоваться. Возможно большой ребёнок этого стыдится. С малышами тут проще. Стыд у них ещё не развился.

 

Нужны ли игрушки? Много игрушек не надо. Лучше немного и в соответствии с возрастом, а вернее в соответствии с возрастом психического развития ребёнка. Детки в системе часто отстают в развитии. И потому многие игрушки им могут быть опасны. По началу даже для ребёнка 7-8 лет не берите игрушки с мелкими детальками. Купите, как для детей до трёх лет. Очень часто детки всё тянут в рот и пробуют на вкус.
Даже для казалось бы взрослого десятилетки ненавязчиво среди игрушек положите пару погремушек и игрушки, которые берут малышам, когда режутся зубки. Даже, если десятилетний ребёнок постесняется играть при вас, втихаря скорее всего воспользуется по назначению.
Тем кто младше, такие игрушки и подавно купите.

 

Тут мы подошли к важному вопросу, который несведущих людей удивит.
Соска и бутылочка с соской.
Даже если вы берёте домой ребёнка 10-12 лет, а для всех кто младше и подавно, нужно купить соску. Да-да, настоящую соску. И бутылочку с соской.
Я представляю как ваши глаза полезли на лоб. Но примите это за аксиому - это то, что необходимо детям из системы.
С достаточно большими детками, если они проявили интерес к соске и бутылочке с соской ( в которую можно наливать как молоко, так и сок, и даже просто воду), можно обговорить, что соска и бутылочка с соской используется только дома. И как бы ребёнку не хотелось - гулять с соской пойти не получится. Таковы правила и точка.
Родителям думаю и так понятно, что не стоит привлекать внимание окружающих на улице.
Это достаточно странное зрелище, когда уже достаточно большой ребёнок сосёт соску. Родителям придётся к этому привыкнуть, а вот посторонним людям шокироваться ни к чему. Последует куча насмешек, которые вашему ребёнку только навредят.
Почему нужна соска? Так ребёнку будет проще отучиться сосать пальцы.
Да, дети с детдомов и даже интернатов сосут пальцы. Бывает и вместе с ладошкой. Ага, как-то вот у них помещается.
Первое время дома за это (сосание пальцев) ругать не стоит. Это способ ребёнка успокоиться и обрести равновесие. Но можно просто предлагать пососать соску.
Если у домашних детей сосательный рефлекс в норме до 4х лет и им можно до 4х лет сосать соски, а кто-то и раньше бросает. То имейте в виду, что у деток, взращенных системой, этот сосательный рефлекс ещё не отвалился. И им действительно надо сосать.
Причём отучиться сосать пальцы гораздо сложнее, чем в дальнейшем отучиться сосать соску. Соска то не всегда под рукой.
Потому сначала переучиваем на сосание соски. Сосание соски потом отпадёт само собой. Пусть не за год и не за два. Но со временем отпадёт за ненужностью. Отучать сосать соску надобности нет.

 

Зачем нужна бутылочка с соской?
Кроме того, что это прекрасная логопедическая гимнастика (да-да, я серьёзно), так ещё и пить водичку или молочко из бутылочки с соской очень успокаивает. Ребёнок может пить сам.
А когда уже привыкнет к родителям, родители могут предложить попоить ребёнка из бутылочки.
Посадить на колени и поить из бутылочки с соской.
Самое хорошо - это если ребёнок ещё и позволит себя завернуть в плед, как ляльку и вы его попоите из бутылочки, покачивая при этом.
Это лучшее упражнение для установления и укрепления привязанности.
Ребёнку нужно пройти в семье все стадии развития, начиная от новорождённого, пусть даже в виде игры, чтобы установилась и окрепла привязанность.
Почему так важна эта привязанность - мы будем ещё ни раз говорить.

 

Ну и напоследок, если у вас есть домашние животные.
Ответственность за домашних животных на родителях.
И тут надо понимать, что дети с системы очень жестоки. Агрессивны.
Особенно в стрессовом состоянии.
Потому дети с системы опасны для домашних животных.
Это не повод расставаться с домашним любимцем. В угоду ребёнку.
Это повод подумать о безопасности животного.
На первое время помогает прямой запрет трогать домашних животных.
Не стоит оставлять ребёнка наедине с домашними животными.
Постепенно (возможно через год) агрессия в ребёнке по уменьшится и можно будет учить общаться с домашними животными ласково и заботливо.
Заводить новых маленьких, не способных за себя постоять, домашних животных первые несколько лет ребёнка дома - противопоказано.

 

Вы должны понимать, что это не ребёнок такой ужасный и агрессор. Просто прежде чем он сможет отдавать кому-то нежность и заботу, он должен сам это получить и наполниться до краёв. Только потом ребёнок сможет быть не агрессивным с животными.
В то же время животные дома очень облегчают адаптацию ребёнку. И очень благотворно на него влияют.
Так что, если у вас есть домашние животные - это прекрасно. Просто надо озаботиться их безопасностью.
А вот заводить новых, в ближайшие 3-4 года - не стоит.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных